С.В. Петросян: гуманитарные записки. (papuas_tt) wrote in eot_su,
С.В. Петросян: гуманитарные записки.
papuas_tt
eot_su

Categories:

Катакомбы.

1.
В 90-х я часто встречал в троллейбусе одну кондукторшу, лет пятидесяти. Хорошо сохранившуюся женщину постоянно чем-то недовольную. Видно было, что её многое раздражает, и она частенько вступала в споры и ссоры с пассажирами не без причины, конечно. Со мной она не ругалась, я давно усвоил, что скрытой агрессии лучше всего противопоставить предельную вежливость и твердость. Ездить с этой кондукторшей было интересно – без «представлений» обходилась редкая поездка. Постепенно моё отношение к ней изменилось, я разглядел в ней не просто склочную бабу вечно всем недовольную, а человека несчастного, травмированного происшедшими переменами и не принимающего действительность. Иногда она разговаривала со своими знакомыми, и я, невольно, узнавал больше о её жизни. Не буду рассказывать чужие обстоятельства, город у нас небольшой и не всякому приятно будет, если его узнают в чужом описании, но честное слово ей было от чего раздражаться. Одну её фразу я запомнил:

- Господи, скорей бы на пенсию, не дождусь когда уже, ничего не хочу, одну пшёнку буду есть – только бы всего этого не видеть.

Понятно было насколько велико её неприятие этого нового жизнеустройства. Желание спрятаться, не видеть, не участвовать, не состоять в новом порядке вещей, когда она, специалист-техник, вынуждена работать кондуктором, когда жизнь её детей расстроена и нет впереди ничего… А, самое главное, - не понятно, что же ей делать, как исправить поломанную жизнь. Остаётся одно – уйти от мира, который сошел с ума, отгородиться от нечисти, спрятаться.

[Spoiler (click to open)]

Куда пойти - куда податься, когда от мира сего тошнит? Обычно ответ находится быстро. Человек идёт туда, где ему лучше всего. Беглецы от мира социальной жизни погружаются в дачные заботы, в непрекращающийся ремонт своих квартир, в чтение книг или сидение в сети, в спортивные суррогаты… и т.д. и т.п. На какое-то время такой побег даёт возможность передохнуть, пожить по-своему, но скоро жизнь достаёт беглецов, зона катастрофы,расширяясь, берёт своё. Не одним, так другим способом достанёт. Куда ж от неё спрячешься, в бомбоубежище может, в катакомбы.

2.
Две тысячи лет назад люди, отвергавшие старый порядок, спустились под землю Римской империи, подальше от пошлости, скверны и разложения, - в катакомбы, чтобы там без помех молиться вновь обретённому Богу. А заодно и спрятаться от действительности.

Катакомбы – это один из символов того периода. Они существовали, как места захоронения первых христиан, места поминальных служб и собраний. Но жить там было невозможно, и от гонений там никто не прятался, потому что все прекрасно знали, где находятся эти подземелья. Да не очень-то и скрывали первые христиане свою новую веру.

Удивительное дело: уверовав, обретя новый смысл жизни, они не хотели ему изменить, даже на словах. Сегодня это кажется странным, да и их современникам тоже так казалось. Ну что стоило принести жертву у статуи императора, пустой обряд, все приносят и клянутся, а потом сами же этого императора и режут, другому клянутся... Императоры меняются, Бог вечен, чего уж там, «плюнь, да поцелуй». Так нет же – на муки шли, на терзания, а солгать не могли, против совести поступить не могли. Действительно – святые.

Катакомбы – это скорее метафора, художественный образ, подразумевающий устройство жизни на каких-то новых принципах, которые в этих катакомбах считаются правильными и единственно возможными. Соблюдение этих норм и принципов позволяет дышать в душной атмосфере разложения, сохранить совесть, достоинство, найти единомышленников, друзей, вместе жить и растить детей, охраняя их от скверны.

Проходит время, много времени – триста лет, и в один прекрасный день оказывается, что только на этих странных христиан и может положиться император, что только христиане держат слово, не предают, не изменяют, что только катакомбники могут удержать башню рушащегося государства, подперев её своими плечами. Как вы понимаете, дело спасения страны не в императоре, хоть он и Константин, а в катакомбах. Не было бы Константина, был бы другой, в крайнем случае, без императора бы обошлись, а вот без катакомб обойтись нельзя было: остальное всё – труха.


3.
Нас, конечно же, больше интересуют катакомбы на Российской почве. Были ли они вообще? И в какой форме? И по какому поводу? И что из них вышло.

В истории России был период, когда в «катакомбах» не пряталось и зрело новое, а сохранялось старое, дорогое, временем и отцами освящённое. Церковная реформа патриарха Никона и царя Алексея Михайловича неожиданно произвела раскол верующих, и породила движение приверженцев старой веры. Не принимая реформы, староверы уходили в дальние монастыри, в скиты, в дремучую тайгу так далеко, что их по сто лет не могли найти «царёвы люди», чтобы налогом обложить. Но и оставаясь в социуме, приверженцы старой веры тоже смогли сохранить обычаи и привычки, отличающие их от остальных.

В разное время по-разному складывались отношения этих катакомбников с социумом – был и огненный протопоп Аввакум, и самосожжения в скитах, были и степенные купцы-бородачи, выплачивающие казне налог за свои бороды и богатевшие на приволье.
Время шло, и острота противоречий сглаживалась. В 1971 году Поместный Собор постановил «утвердить постановление Патриаршего Священного Синода от 23 (10) апреля 1923 года об упразднении клятв Московского Собора 1656 года и Большого Московского Собора 1667 года, наложенных ими на старые русские обряды и на придерживающихся их православных христиан, и считать эти клятвы, яко не бывшие». Проще говоря: крестись по старому обряду, читай старые книги – без разницы. Хотя нашлись непримиримые или газет не читавшие, которые уходя всё дальше в тайгу, досидели в катакомбах до позднего брежневизма и превратились, практически, в живой музейный экспонат.

Со времени раскола прошло уже лет триста пятьдесят, старообрядцы и поныне существуют, но никакого значительного вклада в изменение истории они не внесли. Видно катакомбы больше подходят для пестования новых идей, чем для сохранения старых обрядов.

4.
Во второй половине 19-го века стали собираться кружки новых людей, которые строили свою жизнь и отношения между собой на новых принципах.  Эти молодые люди целью своей поставили служение народу, освобождение его от гнёта помещиков и капиталистов, создание в России справедливого общества без отчуждения и эксплуатации.
Рассказывать подробно не мой профиль, да и нет в этом необходимости.Прекрасно описаны и эти новые люди, и совершенно особенный человек в романе Н.Г. Чернышевского «Что делать». Это такое художественное произведение, которое отражая реальные тенденции в жизни молодых образованных людей своего времени, будучи опубликованным,  послужило эталоном, писаным образцом для грядущих поколений передовой молодежи.

Революционное движение развивалось быстро, поколения революционеров сменяли друг друга: народники, социал-демократы, народовольцы, социал-революционеры, марксисты, коммунисты. Не желание разбогатеть, нажиться, получить чин, сделать карьеру любой ценой, двигали этой молодежью, а поиск новой, чистой, правильной жизни, в которой не будет места лжи, корысти и подлости.

Так появились революционные катакомбы и те, кто стал на этот путь, приняли немало страданий за свои идеалы. Тюрьмы, унижения, каторга стали неотъемлемой частью биографии обитателей этих катакомб. И, конечно, ничто не могло их сломить, и, конечно, движение зрело и росло.
И стоит ли удивляться тому, что в  1917году, когда после царского отречения и февральской буржуазной революции, после разрушительных действий либеральной буржуазии, бездарно и безответственно управлявшей Россией, над страной нависла реальная угроза гибели и распада. И тогда именно катакомбники подхватили падающую, бесхозную власть и взяли ответственность на себя. И, представьте себе,  -  народ стал на их сторону. Страна, пройдя через войны, труды и испытания, обрела невиданное величие и могущество.
Красная Империя стояла над миром, как солнце завтрашнего дня.


"И планы, 
        что раньше 
                  на станциях лбов
задерживал 
          нищенства тормоз,
сегодня 
       встают 
             из дня голубого,
железом 
       и камнем формясь.
И я, 
    как весну человечества,
рожденную 
         в трудах и в бою,
пою 
   мое отечество, 
республику мою!"



               В.В. Маяковский.


5.
История полна иронии. В недрах самого социально-ориентированного из всех, когда-либо существовавших государств, в Красной Империи рабочих и крестьян - появились катакомбы. Кто же засел в них, и что пестовалось в этих катакомбах?
Чтобы не пачкать понятие катакомбы, назовем эти образованские посиделки "норами Бахтина".

Вполне образованные и начитанные молодые люди, всем необходимым для жизни и творческого труда снабженные и оснащённые Советской властью, плотно сидящие своей интеллигентской задницей на шее рабочего класса и тружеников  села, и ничего им взамен не дающие, собирались «на кухнях» друг у друга и мечтали о новой красивой и богатой жизни, как на Западе.

 И в самом деле, почему бы не помечтать, когда работа есть и её не отнимут, а результатов интеллектуального  труда никто и не спрашивает, но деньги платят и премии дают. Когда дети в «садике», и в «продленном дне», и в кружках, и в пионерских лагерях - и всё это буквально за копейки. Когда в Крым и на Кавказ каждое лето, или в горы, или в сплав по рекам, или…  мало ли вариантов, страна большая, а профсоюзные путёвки дешевые или со скидкой, от 25 процентов до 100-а, т.е. – даром!

Но – нет, эта жизнь нашим норникам-бахтинщикам  казалась убогой. Не хватало чего-то, чего там - есть, а тут – нет. Черпая суждения у побывавших там, опять же по государственно-профсоюзной линии работников советских министерств и ведомств,  и французских-итальянских фильмов в родном прокате, не замечая нищеты и звериных зубов капитализма, смаковали наши герои знаки роскоши и блеска, знаки нескромного обаяния буржуазии. Не понимали убогие бедолаги, что там они могут быть только мелкими служащими, под гнётом вечного страха потерять все в одночасье. И никакой свободы, а начальственную буржуйскую задницу придётся целовать с величайшим почтением, и не морщась. Там не совок – в партком на оборзевшего шефа не пожалуешься.

А-а-а, понял - норникам не хватало интеллектуальной пищи. Они алчно искали её, и нашли с помощью друзей из конторского спецхрана. В запой зачитывались они солженицинской брехнёй, дудинцевскими и рыбаковскими бреднями, сопливыми похождениями пастернаковского доктора, а еще была масса юзовых юмористов злых и похабных, брызжущих на нашу не идеальную советскую действительность своим забугорным ядовитым дерьмом.

Что там такое у них рождалось, у норников-бахтинцев, и как, я описать не могу. Многим грешен перед  Советской властью, но не крысился в норах на всём готовом, а работал слесарем на заводе с 16-ти лет, и сдельно, между прочим, а не на ставке, и учился на заочном отделении, без отрыва от производства. Есть, и без моих, описания диссидентствующих борцунов из этих пародийных катакомб, которые с 60-х годов пестовали свои идеи, а точнее – «их» тамошнии идеи, пестовали как свои.

Результат их деятельности налицо. Именно на эдакую интеллигенцию оперлись, облокотились отцы и матери перестройки, с её помощью дурили голову простому народу, с её помощью и участием угробили СССР. С Советской Родиной интеллигенция расплатилась черной монетой неблагодарности. А новая ельцинская власть, расплатилась по полной капиталистической программе уже с самой интеллигенцией: закрытием институтов и КБ, бегством из горячих точек, нищетой, безработицей, потерей социального статуса. Как любили говорить остряки тех лет: «За что боролись…», ну вы знаете.

Всяко может завестись на просторах Родины. Что же делать? Как различить? Да просто очень. По плодам их…

Лк. 6, 43 Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый. 44 ибо всякое дерево познается по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника.

6.
Весной 2011 года история катакомбных движений в России получила продолжение. Сотни и сотни молодых людей, недовольных современным устройством жизни, не принимающих "ценности" капитализма, в поисках выхода из исторической ловушки, в которую попала наша Родина, стали собираться вместе, чтобы говорить, обсуждать, решать, как же им жить дальше, чтобы устраивать, пока только своё общение и свою жизнь, на принципах отличных от принятых ныне, а когда-то общепринятых и распространенных. Эти принципы известны со времени первых христианских общин, когда в ближнем видели брата, а не объект для манипуляции и извлечения выгоды и удобств.
Не так давно по этим принципам жила и процветала огромная страна. Руководствуясь этими принципами Народ этой страны создал промышленную индустрию, разгромил врага невиданной мощи и свирепости, вышел в космическое пространство. Забыв и осмеяв, эти принципы, погнавшись за призрачным материальным благосостоянием, за удовлетворением "растущих материальных потребностей", народ потерял все - и материальный достаток, и уважение других народов, и свою историческую судьбу, и самого себя. Словно ядерный взрыв, образующий зону поражения, в которой все мертво, распад СССР породил зону катастрофы, зону "Ч" , в которой мы все оказались. Зону, в которой действуют волчьи законы бандитского капитализма эпохи первоначального накопления и звучит идиотический смех записных юмористов и обыдленного ими народа.
Начав собираться, новые катакомбники сразу же помимо споров, докладов и обсуждений, занялись практической деятельностью. Они проводили социологические исследования, готовили выставки о нашей действительности и о наших мечтах, собирали митинги и пикеты, остановили оранжевую революцию в России, стали на пути ювенальной юстиции. За короткий срок был пройден путь, который обозначается вехами Поклонной горы и Колонного зала, а недавно добавилась и третья - Александровское.

В октябре 2011 года я, поборов внутренние сомнения и страх оказаться в компании маргиналов, впервые пришёл на собрание ячейки. Не сразу возникло взаимопонимание, все же - другое поколение, и ни одного прежде знакомого лица, но время шло, работа двигалась, все мы росли и развивались вместе, вместе учились, вместе отдыхали, работали, помогали друг другу. Всё больше развивалось сотрудничество, чаше становились встречи, важность их для меня возрастала, порой только в этих наших катакомбах и можно было вдохнуть чистого воздуха. Сейчас можно сказать, что если мы собрались вместе по слову С.Е. Кургиняна, то остались вместе потому, что нашли не только смысл, идею, но и друг друга.

Постепенно у меня возникла потребность быть там, где нужна помощь нашему движению, где есть необходимость в активном действии. Эта новая потребность в активной деятельности привела меня в лагерь волонтеров, разворачивавших строительство и обустройство летней школы в посёлке Александровское, Костромской области.
В жизни мне приходилось иногда напряжённо и трудно работать, было дело - и за идею, бывало и за деньги. Поэтому работой меня не испугать, так же как и житьём в палатках под сенью вековых сосен. Правда тогда я был лет на двадцать, тридцать моложе, ну да ничего.
А вот ребята и девушки, те кто трудился в этом лагере, у кого подъём в шесть, а отбой после полуночи, плюс ночные дежурства, плюс дождь каждый день, плюс крайняя простота быта и проч. и проч. Они-то в СССР не жили, коллективистского  опыта не имеют, некоторые вообще никакого опыта не имеют. Они собрались здесь, проехав тысячи километров, потратив на дорогу свои кровные, они работают бесплатно.  Откуда у них эта самоотверженная тяга к труду, эта преданность идее, это желание сделать, выполнить задание во что бы то не стало . По наследству им это передаётся что ли, по генам?

Я только сию минуту, печатая эти строки, понял, что эти молодые люди и есть коммунисты, коммунисты в самом прямом, идеальном, первозданном значении этого слова. И пожить, и поработать в обществе таких людей для меня была и честь, и радость.

Только не надо, пожалуйста, путать коммунистов с ангелами. Случались и споры, и ссоры, и мелкие взаимонепонимания, но все сглаживалось, утрясалось, терялось в значимости цели, ради которой трудились все мы.
Нашим общим трудом среди зоны поражения поднимался остров новой правильной, пока ещё катакомбной жизни. От нашего труда и всего жизненного склада и уклада будет зависеть, поднимется ли на месте острова в Александровске прекрасный материк величиной в одну шестую часть суши.
Ради этого все мы теперь живем и трудимся.

Слава России!
До встречи в СССР!





Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments