eot_su


Сообщество «Суть времени» в Livejournal


Previous Entry Поделиться Next Entry
Молодые учёные — о газете «Суть времени»
eot_nsk wrote in eot_su

Молодые учёные — о газете «Суть времени»

С декабря прошлого года газета «Суть времени» поступила в библиотеки ряда институтов Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) в Новосибирском Академгородке. Редакция блога задала вопросы о газете нескольким её читателям — молодым учёным и преподавателям:

подписаться на газету

Вадим Викторович Журавлёв

к.и.н., доцент, преподаватель НГУ

В. В. Журавлёв

Корр.: Новосибирский Академгородок ещё совсем мало знаком с газетой «Суть времени». Насколько вообще местной научной интеллигенции могут быть интересны дискуссии в рамках общемировой и мировоззренческой проблематики?

В. Ж.: Академгородок всегда был местом для дискуссий и живых коммуникаций. Ещё в советское время, и в позднесоветское, и в перестроечное время он был довольно бурлящим. А в наше время пространство публичной дискуссии здесь умерло. То, что есть сейчас, совершенно неадекватно наличному потенциалу. Это симптом диссоциации — постепенного распада нашего сообщества, когда люди закукливаются в своей специализации, в узкой сфере своих коллективов, концентрируясь прежде всего на профильных проблемах, либо на задаче зарабатывания денег, выживания или, в последние годы, организации какой-то профессиональной работы.

Корр.: Вы говорите про разницу между соборностью и разборностью. Закукливание в частной, узкопрофессиональной жизни — это всё элементы разборности. На ваш взгляд, может ли газета СВ послужить катализатором процессов соборности среди научной интеллигенции, и в какой мере?

В. Ж.: Хороший вопрос. «Суть времени» — очень нетривиальное издание. Она мало на что походит, но именно в её взаимодействии с публикой Академгородка мне видится несколько очень серьезных проблем. Первое — препятствие идеологического плана. Значительная часть нашей интеллигенции — это люди в той или иной степени либеральных убеждений. Ими управляют стереотипы: совершенно классический джентльменский набор либеральных воззрений и клише. Даже из-за внешнего облика газеты часть аудитории откажется взять её в руки.

Второе препятствие. Ещё большая часть аудитории исповедует аполитизм, или даже антиполитизм, когда любая политика рассматривается, как дело гнусное, как дело непристойное, как пространство манипуляции и сплошного обмана. И это тоже очень мощное клише. Есть третья часть аудитории, которая не настроена либерально и не настроена аполитически. Но в таком случае она настроена традиционно-коммунистически. И в этом случае ей тоже неуютно читать газету «Суть времени». Парадоксально, но порой приходится наблюдать, как все эти позиции соединяются в одном человеке.

Есть ещё пара затруднений. Во-первых, интеллигентная публика в значительной степени вообще перестала читать газеты. Интернет для неё стал главным источником информации. Во-вторых, возникает ещё и диссонанс между тем, что ожидается увидеть и тем, что ты читаешь. Срабатывают какие-то блоки, которые не позволяют вступать в прямое взаимодействие. Тут нужна определенная внутренняя работа. Для нового читателя сразу непонятно, зачем утруждать себя.

Корр.: Неужели современной интеллигенции настолько хорошо, что ей незачем совершать такие внутренние усилия? Сегодня мне говорили в библиотеке, что газета отвечает научному мировоззрению в том смысле, что она скрупулезно и тщательно аргументирует все свои посылы. Это отмечалось, как плюс. С другой стороны, её ценностный, этический и социальный контекст вызывает дискофморт у нынешней интеллигенции. Почему?

В. Ж.: Насколько мне представляется, современный интеллектуальный класс России, интеллигенция, как её ни назови... Это — люди, важнейшим фактом интеллектуальной биографии которых является факт перестройки. Опыт перестроечной и постперестроечной трансформации является для неё в некотором смысле определяющим. О чем говорит этот опыт? Это — гигантский опыт предательства ценностей. Все мы так или иначе в нём поучаствовали. А кто не участвовал, не могут отстранить от себя этот опыт ввиду его массовости. Ты включен в этот контекст, ты находишься в нём. К каким внутренним установкам это приводит? Вот к каким: если человек декларирует, что у него есть ценности, то он их скорее всего предаст. А «если у вас нету тети, то вам её не потерять».

Корр.: Вы считаете, что многие интеллигенты чураются ценностно окрашенных месседжей, потому что боятся предательства ценностей?

В. Ж.: Очевидно, что стремление к так называемой объективности — последнее убежище бесценностных суждений. Как убежище от опасности повторения ситуации предательства.

Корр.: Механизм защиты понятен. Но как же социальная или историческая ответственность?

В. Ж.: Научная интеллигенция массово с себя, с моей точки зрения, эту ответственность сняла. Она в огромном большинстве своём говорит себе: «Ну если так, то никак».

Корр.: Если ответственность снимается с себя, то на кого она возлагается? На военных? На рабочих?

В. Ж.: [смеётся] Нет, почему же. На власть, на правительство, как обычно. На всех этих..., которые такие неприятные... Но, разумеется, за собой сохраняется право на самую разную критику.

Корр.: Тогда с каких позиций осуществляется эта критика?

В. Ж.: С позиций такой гиперболизированной моральности. Моральная критика. Ну, в этом нет ничего дурного — мораль и мораль. То, что происходит — плохо. Но принципиально ситуация представляется так: «От нас ничего не зависит, мы не обладаем политическим ресурсом». Это люди, которые для себя ожидают только права на критику.

Корр.: А как же желание стать субъектом? Субъектом действия?

В. Ж.: Я не вижу такого желания среди среднего и старшего поколения Академгородка.

Корр.: Скажите, а у Вас самого такое желание есть? Вы хотите выйти за эти рамки?

В. Ж.: Безусловно. Эти рамки меня никогда не устраивали и никогда не были мне симпатичны. Я вообще считаю, что так называемая моральная критика в ситуации безответственности аморальна сама по себе.

Корр.: Один из типичных вопросов — какие статьи или серии статей в газете «Суть времени» заинтересовали Вас больше всего?

В. Ж.: Самое необычное — это статьи про детские рисунки. Я — мужчина средних лет и не интересуюсь детскими рисунками. Для меня это вещь чрезвычайно чужая. Но эти статьи настолько необычны, настолько выпадают за пределы моего опыта, что они были очень интересны. Это 100%.

Корр.: О чём бы вы хотели прочитать в газете, какую тему поднять и обсудить на её страницах?

В. Ж.: Мне кажется чрезвычайно важным обсуждение постиндустриального этапа развития. Эта тема очень заболтана, в ней много тумана, мозаичного множества всяких точек зрения, каких-то терминологических построений. Когда говорят про постиндустриальный этап, такое ощущение, что перед нами не четкое понятие или категория, а склейка зачастую противоположных точек зрения, нескольких образов социального и общественного устройства, даже экономического. Обозначают их одним и тем же словосочетанием, что, наверное, неправильно. Очень важно было бы в этом вопросе разобраться. Это первое.

Второе — это понимание того, в какой степени трансформируется наука. Что такое сейчас ситуация научной революции? В каком смысле фиксируются новые стандарты научности? Что это такое? Сама идея о том, что наука должна взять на себя культурные функции — яркая, образная, но она совершенно недостаточно проговорённая и детализированная. Она нуждается и в разворачивании, и в обсуждении.

Здесь может быть ценен опыт новосибирского Академгородка, и вообще советских академгородков, именно как опыт социального бытия, который сейчас уходит исторически, уходит физически. Уходят люди, которое это помнят, но их ещё много, и очень важно было бы обратиться к собиранию этого опыта, осмыслению, к поиску слабых мест в этом опыте, которые привели к тому, что он сейчас не воспроизводится.

Что произошло? Только ли изменение социально-экономической и политической ситуации привело к тому, что это бытие просто выключили, как будто нажав на рубильник? Сможет ли «Суть времени» поднять все эти вопросы — поглядим, увидим.

Корр.: Спасибо!

Андрей Викторович Черданцев

к.ф.-м.н., научный сотрудник Института Теплофизики СО РАН, учёный секретарь Совета научной молодёжи института.

А. В. Черданцев

Корр.: Как Вы оцениваете общий уровень публикаций в газете: интеллектуальный, стилистический, концептуальный и иной? На какого читателя, по Вашему мнению, она рассчитана в первую очередь?

А. Ч.: У газеты очень высокий уровень, освоение статей требует изрядных интеллектуальных усилий. Чтение одного номера — не на один час и не на один вечер. Я думаю, что газета заинтересует любого человека, которого волнуют глубокие политические, мировоззренческие жизненные вопросы, который хочет в них по-настоящему глубоко и научно разобраться. Возможно, что она привлечёт даже тех, кто пока не сильно этим интересуется, потому что газета наглядно демонстрирует, насколько ответы на эти вопросы сложнее, чем те конструкты, которыми обычный обыватель и типичный интеллигент заслоняется обычно от реальности.

Корр.: Чем лично Вас привлекла газета «Суть времени»? Какая из её рубрик Вам наиболее близка?

А. Ч.: Меня лично газета привлекла в первую очередь глубиной проработки материала, серьезностью вызовов, на которые авторы пытаются ответить. Все рубрики ценны. Одна из наиболее интересных для меня — рубрика «концептуальная война», в которой рассматривается влияние, казалось бы, абстрактно-философских концепций на общественную жизнь, на реальную мировую политику..

Корр.: Какие публикации Вы считаете спорными или дискуссионными?

А. Ч.: Считаю, что спорить есть о чем почти по каждой статье. Однако откровенно ошибочных публикаций я не видел.

Корр.: В газете регулярно рассматриваются глобальные вопросы общемирового характера. Насколько они актуальны и востребованы для научной интеллигенции?

А. Ч.: Целеполагание для науки завязано на целеполагание по всем глобальным вопросам, которые рассматриваются в газете, поэтому фактически всё это касается непосредственно и ученых. Сколько бы они ни запирались в башне из слоновой кости, эти проблемы их всё равно достанут.

Корр.: «Суть времени» нельзя отнести ни к типовой прессе, ни к околонаучной или междисциплинарной периодике. Также вряд ли можно считать её сугубо агитационным изданием. Какую нишу отвели бы ей лично Вы?

А. Ч.: Может быть, это резковато звучит, но я считаю — это что-то вроде ликвидации безграмотности 20-х годов. Такой, скажем, мировоззренческой безграмотности, которая присуща и обывателям, и, к сожалению, многим интеллигентам.

Корр.: Спасибо!

Алексей Юрьевич Ларичкин

научный сотрудник Института Гидродинамики СО РАН

А. Ю. Ларичкин

Корр.: Начните с того главного, что Вы в газете видите?

А. Л.: Здесь академическим языком и вполне проверяемыми фактами аргументируется идея, что человеку нужна воля проектного направления. Чтобы можно было вектор какой-то создавать, а не просто мы должны там жить-существовать, потребляя что-то... Тогда на этом всё кончается. Мы должны видеть какую-то сверхзадачу. Во время создания Академгородка, конечно, было какое-то стремление — туда. Это был не просто эксперимент. Ну и, собственно, вся советская наука, она показывала собой, что это был какой-то великий проект, большое направление. Которое резко прервали.

Пока газета, по сути, только начата, немногие люди успели ознакомиться. Но вот те, кто читает её, старшее поколение, многие заинтересовались. Они говорят, что это очень правильные мысли и очень правильное направление, собственно, которое и было у нас в раннее советское время. Не в позднее, а вот именно в раннее: тот проект, который был...

Корр.: Горящий?

А. Л.: Горящий, да, да, действительно. И в материалах газеты всё это просвечивается, то есть показана вся эта проблематика.

Корр.: Относится ли она тогда газета к ретро, к такому советскому ретро?

А. Л.: Нет, разумеется нет. Да, у многих людей, которые видят это вот [указывает на дизайн заголовка газеты], просто это изображение вызывает отторжение почему-то... Почему — непонятно. Хотя я считаю, что Советский период — это история. Её по меньшей мере надо уважать человеку, который живет на нашей территории.

Корр.: Тогда, возможно, это — политическая пропаганда?

А. Л.: Чем руководствуется ученый, который говорит: «Я не буду это читать, потому что это — пропаганда»? Хотя читает он, допустим, «Российскую газету» или «Новую газету». Если их положить рядом, газета «Суть времени» будет намного выше по интеллектуальному наполнению и аргументации. Это самое главное для ученого — искать источники и аргументацию. Ты возьми, сравни её с другой газетой и для себя выбери определенное мнение. Но когда ты, не читая, говоришь, что это не так, — это не научный подход, совершенно.

Корр.: У ученых на пропаганду есть не просто аллергия. У них своего рода иммунитет на пропаганду, потому что — это люди мышления.

А. Л.: Да. Но я не считаю, что это пропаганда. Там позиции разных людей, очень умных. Я бы даже сказал, — интеллектуальной элиты, с какой-то точки зрения.

Корр.: Насколько объективен подход в газете к существующим мировым, общественным, политическим процессам?

А. Л.: Смотря что под объективностью понимать. Если аргументированность, то да. Но газета написана с определённых мировоззренческих позиций, это заметно. И кое-где весьма эмоционально. Я считаю, что это есть новшество: когда и объективная аргументация, и эмоциональное отношение. Но в любом случае надо анализировать реальность. Даже вот с этой точки зрения, для ученых это очень хорошая газета, я считаю.

Корр.: Спасибо!

Пётр Сергеевич Завьялов

к.ф.-м.н., зав. лаб. Отраслевой научно-исследовательской лаборатории технического зрения Конструкторско-технологического института научного приборостроения СО РАН,, председатель Совета молодых учёных института.

П. С. Завьялов

Корр.: Технической интеллигенции для реальных научных достижений приходится концентрировать все силы, результаты в этой области даются трудно. И тем не менее, вопрос о междисциплинарной компетенции специалистов точных наук, вопрос об их эрудиции по общемировой, культурной проблематике стоит сейчас очень остро. Насколько газета «Суть времени» может помочь в этом?

П. З.: Первое, чем привлекает газета — она говорит об очень большом спектре проблем достаточно простым языком, который позволяет читать эту газету людям, не являющимся специалистами в культурной области, психологической, социальной, и так далее. Поэтому мне, как техническому специалисту, её крайне интересно читать: достаточно честно и просто проблемы изложены. Так что газета позволяет расти и развиваться людям очень разной ориентации, разной специализации по образованию. Чем ещё газета подкупает... В отличие от большинства печатной СМИ-продукции, которая сейчас выпускается, она серьезно говорит о многих вещах. Очень острые проблемы излагаются так, как они есть. То, что такой коллектив, как ЭТЦ, начал создавать газету, знакомить массового читателя со своими многолетними наработками — это очень интересно.

Корр.: Какие статьи (или серии статей) Вам наиболее близки?

П. З.: Наиболее близкие к моей специальности — рубрика «Экономическая война», которую ведёт Юрий Бялый, и рубрика «классическая война» Юрия Бардахчиева. Чем эти циклы интересны? Тем, что они продолжают советскую традицию научно-популярной печати. Когда с малых лет советскому человеку в журналах объяснялись очень сложные вопросы: как функционирует техника, экономика, общество и тому подобное. Это позволяло человеку не замыкаться в своей области, а видеть мир целостно.

Корр.: Общеобразовательная ценность понятна. А насколько эксклюзивны материалы этих рубрик?

П. З.: [улыбается] Сейчас — вполне эксклюзивны. Публичные печатные издания, где специалисты в какой-то области честно рассказывают о состоянии дел в этой области, — сейчас такое практически нигде нельзя прочитать. Об этом можно услышать только в узких профессиональных сообществах. У нас произошло окукливание всего и вся, поэтому о проблемах той же энергетики можно услышать на специальных конференциях или в личной беседе со специалистом. Когда такие вещи выносятся на общее обсуждение, это позволяет людям расти, ликвидировать мозаичность сознания и уйти от манипулятивности. В современной прессе те же энергетические, экономические вопросы настолько манипулятивно подаются... Ещё накладывается общая безграмотность современных журналистов.

Корр.: Вы уже два раза употребили слово «честность».

П. З.: Да. Это одно из ключевых свойств газеты. Создаётся впечатление, что коллектив авторов стремится читателя развить, возвысить, помочь ему преодолеть текущие проблемы. Надеюсь, в эту деятельность будут вовлекаться новые издания. Хотелось бы, чтобы в процессе своего развития газета приобрела как своего массового читателя, так и больше компетентных авторов. Сейчас идёт цикл, который вводит в курс дела, рассказывает как есть. Важно будет перейти уже к следующему этапу, где предлагать пути выхода, пути решения многих проблем, которые в газете озвучиваются, и вести дискуссию.

Корр.: Спасибо!


промо eot_su февраль 26, 2015 13:13 43
Разместить за 10 000 жетонов
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…

  • 1
Превосходный материал. Спасибо.

Настоящая интеллигенция поднимает голову.

Спасибо, замечательная публикация.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account