cautious_man (cautious_man) wrote in eot_su,
cautious_man
cautious_man
eot_su

Немного о высшем образовании, науке и венчурном бизнесе



   Немного цифр

Простой вопрос: сколько вузов в современной России? И сразу, в лоб! - как эта цифра соотносится с числом вузов в РСФСР до 1991? Первые же поисковые запросы выявляют любопытные факты.

Для начала некоторые общие сведения о вузах в СССР и РСФСР. Согласно Википедии (судя по всему, заимствовано из БСЭ):

- в 1931/32 учебному году, количество вузов в СССР достигло 701 (405,9 тыс. студентов);
- в 1970 в СССР было 805 вузов (4 580 тыс. студентов), в том числе в РСФСР 457 вузов (2 671 тыс. студентов);
- на начало 1975/76 уч. г. в СССР насчитывалось 856 вузов.

Заметим, динамика роста числа вузов не очень большая, однако такое количество, очевидно, удовлетворяло запросам экономики, поскольку достижения самой экономики в эти периоды были более чем впечатляющими. Зафиксируем этот первый вывод.

Здесь же бросается в глаза еще один момент. Если с 1931 по 1970, т.е. за 40 лет, число вузов возросло на сотню (при этом, правда студентов стало в 10 больше!), то к 1975 году, т.е. за последующие пять лет, добавилось еще 50 вузов. Здесь не станем разбирать подробнее, чем вызвано такое довольно резкое увеличение количества учебных заведений в этот пятилетний период - это может быть связано и с запросами экономики (вспомним выпуски СпецИстории, где С.Е. Кургинян говорил об идее дооформления интеллигенции в класс в связи с тем, что наука стала непосредственной производительной силой), и с развитием высшего образования в союзных республиках. В любом случае этот вопрос следует рассматривать более тщательно.

Сколько же вузов в современной России?

По материалам сайта Все вузы России. Справочник аккредитованных вузов (опция "Поиск вуза") - 2906.

Сайт Российское образование. Федеральный портал выдает две разые цифры - 2378 и 2585.

500 с лишним вузов уже потерялись на официальных сайтах по абсолютно аналогичным запросам, что само по себе странно.

Официальный сайт Министерства образования и науки РФ содержит информацию только на 2008 г. Согласно http://mon.gov.ru/files/materials/4328/vpo-uchrezhd.reg.pdf на 2008 год в РФ всего имелось 1 134 (660 государственных + 474 негосударственных) вузов плюс 1 663 (1 102 государственных + 561 негосударственных) филиалов, в которых обучалось всего 7,513 тыс. студентов. Общая численность 2 797 вузов - четвертая цифра!

Согласно http://mon.gov.ru/files/materials/4328/vpo-uchrezhd.pdf в 1990 году в РСФСР насчитывалось 514 вузов, в которых проходило обучение 2,824 тыс. студентов.

Итак, по материалам официального сайта Минобрнауки высшее образование в России скакануло с 514 вузов с 2,8 миллионами студентов в 1990 году до 2 797 вузов (вместе с филиалами) с 7,5 миллионами студентов в 2008. К сожалению, на этом сайте отсутствует информация о количестве филиалов вузов в РСФСР на 1990, но зато четко прослеживается динамика роста числа студентов - с 2,8 миллионов до 7,5 - почти в 3 раза.

Не будем вдаваться в подробный анализ данных, содержащихся в приведенных документах. Просто несколько слов о том, что сразу бросается в глаза. Например, по материалам все того же http://mon.gov.ru/files/materials/4328/vpo-uchash.fin.pdf в 2008 г. 2 858 тыс., т.е. чуть больше одной трети от общего числа (7,5 млн.). Другой документ этого же ресура http://mon.gov.ru/files/materials/4328/vpo-uchash.napr.pdf свидетельствует о том, что из 1 362 тысяч поступивших в 2008 году 443 тысячи - экономику и управление, т.е. одна треть всех студентов - экономисты и управленцы. Как сказал бы О. Бендер, простите за пошлый вопрос: кто работать-то будет?

Формально - именно формально - это даже как-то коррелирует с распределением ВВП по отраслям экономики (48 % ВВП составляет сектор услуг), однако едва ли это является поводом для радости, учитывая состояние и тенденции в этой самой экономике.

Итак, количество вузов возросло с 514 до то ли 2378, то ли 2585, то ли 2797, то ли 2908. Что означает этот огромный рост числа вузов в период обвала промышленности? Означает это только одно: в эпоху регресса высшее образование стало рынком для официальной торговли дипломами.

Кого готовят вузы?

Обозначим еще один безрадостный, а вообще-то просто убийственную факт - примерно половина (!) выпускников работает не по специальности. Вот несколько публикаций на эту тему с сайтов hrmonitor.ru, faito.ru и gazeta.ru. Ситуация абсурдная. Это только подтверждает сказанное выше: высшее образование получают не для того, чтобы стать специалистом, а для определенного социального статуса.

Здесь еще важно знать структуру  этой  армии невостребованных специалистов. Условно их можно разделить на четыре группы.
1. Студент заканчивает, например, какой-нибудь
филологический факультет в строительном вузе, и совершенно естественно остается не у дел, ибо строитель-филолог - фигура слишком эксцентричная даже для нашей экономики.
2. Студент заканчивает наспех созданный частный вуз, который готовит очередных юристов-экономистов.  Такой выпускник остается без работы, потому что во-первых, как и в первом случае, отсутствует распределение, во-вторых, имеет место переизбыток выпускников данных направлений, в-третьих, квалификация сотрудников частных вузов вызывает массу вопросов, в-четвертых, такие вузы зачастую крайне слабо связаны с реальной экономикой
.
3. Студент заканчивает какой-нибудь радиофизический факультет, ранее готовивший специалистов для ведущих НИИ, которые по понятным причинам "пошли по миру", или заводов, которые работают на 10% своих прежних мощностей, и не может придти работать в соответствующие структуры из-за их тотального сокращения или уничтожения. И все же з
а такие факультеты и вузы надо бороться, не взирая на экономическую нецелесообразность, поскольку утрата этих направлений подготовки многократно усложнит возрождение промышленности, на которое мы все еще продолжаем надеяться.
4
. Студент получает настоящую, "живую" специальность, но работа по этой специальности оплачивается настолько низко, что ему приходится сразу после вуза искать что-то совсем другое.

В качестве небольшого примера. Многим памятен недавний скандал в Полярной академии, где проректор пытался заказать ректора http://lenta.ru/news/2010/12/01/rektor/. Сама Академия создана в 1990 г. А вот официальный сайт этой самой академии http://www.gpa-spb.ru/, где нетрудно обнаружить направления подготовки специалистов (бакалавров), которое ведется на следующих факультетах:
- факультет экономики;
- факультет управления;
- факультет экологии и природопользования;
- факультет филологии;
- факультет национальной художественной культуры.

Выдержка с сайта: «Основная миссия ГПА – подготовка нового поколения высококвалифицированных специалистов для территорий Севера, Сибири, Дальнего Востока, качественно соответствующих требованиям нового времени, новым условиям рыночной экономики.»

Специалисты именно в этих областях нужны, прежде всего, для территорий Севера, Сибири, Дальнего Востока? А ведь вопросы полярных исследований и работа в Арктике/Антарктике - вопросы не праздные, особенно сегодня, когда обостряется борьба за ресурсы. И вот с такими специалистами, очевидно, мы и будем осваивать Север.

И заметим, что это Санкт-Петербург, и президентом (не ректором) академии является сам Чилингаров А.Н. Что же тогда творится, и кого готовят в еще более молодых вузах, созданных в менее крупных городах, и не патронируемых такими заслуженными и известными людьми?

Допустим, есть костяк - 500, так сажем, настоящих вузов. Но что делают в сугубо технических вузах, например, такие факультеты, как Юридический, Гуманитарный, каких-нибудь Международных высших школ управления, Бизнеса, Мировой экономики, Психологии, Социологии, Иностранных языков, Управления персоналом? В сугубо, повторюсь, технических вузах!

Все подобного рода факультеты открыты, что характерно, именно в последние 20 лет. Причем именно на этих факультетах, как правило, самая высокая плата за обучение и самый большой конкурс при поступлении. Коренные факультеты на этом фоне зачастую выглядят бедными родственниками.

Немного о спросе и предложении

Возникает естественный вопрос: зачем отдавать своего ребенка в заведомо никакой вуз или на заведомо фантастическую специальность? Да еще и за такие деньги?! Ну, отведи ты ребенка в соседнюю дверь или в нормальный вуз с традициями и реальной связью с реальным производством. Заплати ту же сумму или даже меньше, но по окончании вуза у твоего ребенка будет реальная специальность!

Ну, ладно, дети - они маленькие, они просто еще не понимают. Но родители-то люди вроде взрослые, вроде должны быть с головой. Неужели тоже не понимают, что через 5 лет этот горе-выпускник, этот недоросль не будет знать ничего вообще?!

И тут, видимо, можно выделить две основных причины.

Первая. Если отдашь свое дитятко на какую-нибудь электротехнику, то при том школьном образовании, какое он получил, он вылетит оттуда в первую же сессию! А, значит, это тебе самому придется сидеть с ним за книжками, следить, чтобы он, как маленький, делал уроки. И так целых 5 лет! Ну, и кому это нужно?

Вторая. Родитель сам закончил когда-то электротехнику и помнит, что выучиться там очень не просто. А он выучился. И пошел работать, где тоже надо шевелить мозгами. Плюс - на заводе ли ты, на стройке ли, на транспорте ли - это очень серьезная ответственность. А потом - о, чудо! - perestroyka! И родитель-эксэлектротехник открывает фирму по продаже водки да еще два кабака впридачу. И живет эти 20 лет великолепно.

За последние 20 лет никто не видел, чтобы высшее образование давало хоть что-то в материальном плане. Работаешь в институте? Или на заводе? Ты - неудачник, лузер, нищий. Ушел в коммерцию? Прощай, специальность - здравствуй, бабло и красивая жизнь!

Зачем же тогда отправлять детей сушить мозги в настоящий вуз на настоящую специальность?

Так сколько же из почти 3000 вузов выпускают специалистов? Примерно 2500 вузов, уже ясно, выпускают недорослей с дипломами о высшем образовании. Каков процент специалистов, выходящих из стен из 500 «настоящих» вузов? Ну, пусть 70%. Хорошо, если так.

А ведь есть еще заочные факультеты. Что творится там - вообще не поддается описанию!

Приходится констатировать, что наше понятие диплома о высшем образовании девальвировало столь же сильно, как и многое другое в нашей жизни. Закончил ты вуз и имеешь диплом или нет - это ни о чем больше не говорит.

Немного о науке

Нетрудно догадаться, что и «настоящие» специальности в «настоящих» вузах живут «на последнем дыхании». В СССР абсолютное большинство вузов вело серьезнейшую научно-исследовательскую работу (НИР). Соответственно, доцентура и профессура, как правило, в обязательном порядке участвовало в НИР. То есть вот - преподаватель вуза, он же ученый. Это способствовало постоянному профессиональному росту сотрудников вузов. Это, естественно, отражалось на зарплате. Например: доцент получал более 300 р. За участие в НИР (договора с организациями) еще 30% от оклада. Не больше. Но и не меньше. Итого, в месяц в гражданском вузе у доцента вырисовывалось что-то близкое к 450-500 р. Профессура, соответственно, еще выше.

Таким образом, ученые были из самых высокооплачиваемых людей в стране. Ибо в стране под названием СССР оплачивался труд. И самый квалифицированный труд оплачивался лучше всего. Были, конечно, и перегибы. Например, начиная с Н.С. Хрущева, стала нормальной ситуация, при которой средний рабочий получал больше инженера на одном и том же предприятии. Здесь имело место нарушение логики социальной жизни, что, кстати, явилось одним из факторов, обусловивших продемократические (демократоидные - так действительно много точнее) настроения интеллигенции. Впрочем, это тема отдельного разговора.

Но остепененные ученые и профессорско-преподавательский состав - были людьми крайне обеспеченными на общем фоне. У них был очень высокий социальный статус.

И вот 1992 год. Начало реформ. Профессорско-преподавательский состав посадили на голодный паек. Посадили резко, вместе со всей страной. Правда, им, как опять же и всем остальным, разрешили зарабатывать самостоятельно. Столько, сколько смогут. Ограничения сняты.

И вот тут выяснилось самое интересное! Ни одному бизнесмену (даже не говорим сейчас о качестве бизнеса) в здравом уме и твердой памяти не придет в голову ни финансировать образование, которое даст выхлоп только через много лет (он помрет уже, а на его век специалистов хватит), ни финансировать научные исследования, которые могут выхлопа и вообще не дать - потому что, извините, это - наука, это - передний край, это - поиск: получится или не получится - никто знает! А самое главное - это, конечно же, развал промышленности и исчезновение с лица земли огромного количества производителей наукоемкой продукции, т.е. заказчиков научных разработок.

В результате те научные конторы, которые смогли как-то и с чем-то выйти на рынок стали конкурировать с производственными и конструкторскими фирмами практически на равных условиях (хотя тут существуют отдельные нюансы: у научных контор есть свое преимущество - техническая эрудиция и инновации, а у обычных производственных есть свое преимущество - опыт выдачи конечного продукта с оформлением всех технических и иных формальностей, ибо есть разница между разработкой принципиального решения и оформлением этого решения в конечных чертежах или, как говорят, в железе). Пикантности этой ситуации добавляет также и то, что научные и вузовские конторы стали выполнять на этом рынке ровно то же, что и их вчерашние студенты.

Высокая квалификация ученого оказалась невостребованной уже по объективным, экономическим причинам - бизнес не платит за продвижение некоего таланта сквозь тернии к звездам научного познания, бизнес платит за то, чтобы результат лежал на столе в короткий срок. Причем результат решения отнюдь не научных задач.

А это значит, что наукой стало заниматься крайне трудно. Ученые стали вынуждены заниматься зарабатыванием денег. Качество диссертаций упало очень сильно. Если раньше была такая форма присуждения ученой степени «по совокупности работ», то теперь шутят, что степени присуждают «по совокупности хоздоговорных работ». Это означает, что ученый бегает несколько лет по заказчикам, пытаясь как-то прокормить себя и, возможно, свою лабораторию, а затем, собрав эти работы в кучу, и притянув за уши хоть что-то отдаленно напоминающее научную новизну, пытается это защитить. Собственно, это сейчас и защищают.

При таком положении дел возникает и еще один вопрос: а зачем нынешним ученым готовить студентов? Они же готовят себе молодых, сильных, пробивных конкурентов. Однако просто по факту - да, как ни странно, готовят. Во всяком случае гораздо серьезнее и интенсивнее, чем могли бы это делать. Очевидно, этот феномен уже нужно рассматривать в рамках вопросов протестной культуры (ах, вы гробите высшее образование? назло будем готовить специалистов!) и степени поврежденности/неповрежденности ядра русской культуры, а, может быть, просто это сила инерции. В общем, эта картинка так же далека от идеала, ибо «бытие определяет сознание». А молодая поросль преподавателей к традициям русской и советской высшей школы относится не всегда с должным пиететом. К тому же их мало, их набирают кое-как, с большим трудом, и в вузовской работе их привлекают очень часто вещи, далекие от желания постигать и открывать нечто новое.

Ну, и еще одно. Если раньше ученые ходили и стонали в духе Паниковского: "Мы такие бедные, нас девушки не любят, отдайте нам наши деньги!" - то теперь руководства подобных учреждений заявляют своим подопечным  в открытую: "Если вы не можете заработать деньги и занести долю в общак, то вы нам не нужны!" И это по большому счету даже не вина руководств отдельных вузов или НИИ. Это - всеобщая беда.

Причем это говорится и с выских трибун: «Если ты доцент, и у тебя нет бизнеса, то на кой черт ты мне вообще нужен! — пытаясь в очередной раз объяснить особенности нового курса на модернизацию, заявил Анатолий Чубайс на заседании Правительства Иркутской области. — Преподаватель, не способный создать бизнес, ставит под вопрос свой профессионализм.»
http://www.promved.ru/articles/article.phtml?id=1779&nomer=62.

Все. Занавес.

Остаются отдельные энтузиасты-маньяки. В глазах своих успешных коллег - это психи, изгои, асоциальные, презираемые своими успешными коллегами типы. Они что-то делают реальное. Но тут последний удар - это негде, незачем и некому внедрить!

Немного о венчурном бизнесе

В этом плане хочется сказать буквально пару слов про венчурный бизнес, ибо людей причастных к науке новости на эту тему не раздражают и не сердят, а именно бесят. Разбомбили всю науку со словами: "Или зарабатывайте сами, или идите куда подальше!" - а теперь говорят, что, оказывается венчурный бизнесмен берет в разработку сразу 10-12 проектов, и если 1-2 выстрелят, то уже хорошо, и все окупится с дикой прибылью! То есть вдруг появилось понимание того, что из 10 научных исследований окупается только одно! Но так, что окупает все остальное в один момент. Но наша пропаганда об этом заговорила совсем недавно. Как говорил Шарапов в банде: «Как будто это не сразу выяснилось, а позавчера только!»

Здесь остались не освещенными и другие крайне больные темы. Во-первых, это, конечно же, пресловутая утечка мозгов, которые увозят все наши стратегические секреты, стратегические разработки и направления исследований, которыми только еще можно было бы в перспективе у нас заниматься. Во-вторых, это подготовка специалистов в области фундаментальной науки, которые сразу уезжают за рубеж со всеми вытекающими, перечисленными выше последствиями. В-третьих, это уход молодых специалистов в коммерческие структуры, которые совершенно не желают помогать вузам, а просто забирают себе этих специалистов. В-четвертых, это система грантов, с помощью которой зарубежные фирмы и ученые грабят наших ученых, откровенно присваивая себе интеллектуальные и прочие права на изобретения и разработки, выполненные в т.н. «соавторстве».

Ну, и самое плохое - это, конечно, возраст ученых. Не просто средний возраст, а тот факт, что, как писал один химик, полностью сложившемуся ученому должно быть примерно 40 лет. Следовательно, кому в момент развала СССР было 40 лет, сейчас 60. За прошедшие 20 лет можно было что-то сохранять, как-то поддерживать, но развивать науку в прежнем ритме было невозможно, ибо отсутствовала промышленная база. Итак, минимальный возраст ученого, настоящего, воспитанного в советской системе, - 60. Сколько у нас есть времени, чтобы возродить науку, опираясь на эти, настоящие кадры? 10…15 лет, «дальнейшее - молчание».

А наука сейчас на пороге проектирования живого, создания искусственного интеллекта и многих других открытий, которые, окажись они монопольно в руках наших врагов, практически лишат нас шансов на успех в борьбе с ними.
Tags: Образовательная деятельность, Россия, экономика
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments