dialexika (dialexika) wrote in eot_su,
dialexika
dialexika
eot_su

Categories:

Гражданская война закончилась 22 июня 1941: теперь «примирение» или реванш?

Белый офицер

Российским военно-историческим обществом (РВИО), действующим под государственным покровительством Министерства культуры РФ, объявлен сбор средств на сооружение в Крыму «Памятника примирения». Необходимо собрать 80.000.000 рублей. Пока собрано 1.600.
 
В связи с этой инициативой наших проживающих за рубежом соотечественников П.П.Шереметьева и Н.Д. Лобанова-Ростовского, нашедшей поддержку в Администрации президента и Министерстве культуры РФ и одобренной патриархом Кириллом, сказано немало звучных слов. Говорится о необходимости излечить «травму… раскола ХХ века», «восстановить связь времен исторического пути России»; о необходимости «взаимного прощения и покаяния за грех Гражданской войны». Во всём этом видится важная основа для «поиска пути в будущее», «осознанного самостоятельного движения вперед».

Эти слова, в принципе, не лишены содержания, но за их напыщенностью оно размывается, пропадает. Чтобы его освоить требуется правильный ракурс рассмотрения, верный смысловой ключ. Но именно этого ракурса нас напрочь лишает финальная фраза в пояснительной записке, размещённой в данной связи на сайте РВИО: «Памятник Примирения, который будет установлен в Крыму в 2017 году к 100-летию русской революции, станет доказательством того, что «гражданская война наконец-то закончилась».

Что же нам хочет этим сказать РВИО? Что гражданская война в нашей стране шла все эти 100 лет? Но когда же в таком случае наступило это «наконец»? Когда она закончилась? Или, может быть, пока памятника не будет, говорить о её завершении вообще не приходится?

Логично задать вопрос: чем объясняется такая странная для официальных историков «неопределённость»? Нарастанием в современном российском обществе той самой идеологической борьбы, которая в своё время, не найдя иного выхода, вылилась в вооружённое противостояние? Или банальной политической конъюнктурностью? Опасаюсь, что и тем, и другим.

Поэтому я и взял слово «неопределённость» в кавычки: в действительности, никакой неопределённости в вопросе об окончании Гражданской войны в России не существует.

Гражданская война в нашей стране как историческое событие закончилась, как известно, победой красных в 1920 году. Кстати говоря, в советское время это понятие и событие всегда трактовались в неразрывной связи с иностранной военной интервенцией. Сегодня эта связь по большей части умалчивается, но без её понимания обретение ясной картины истории того времени невозможно.

Митинг красноармейцев
Митинг красноармейцев

Именно поэтому часть историков, имея в виду, в частности, что на Дальнем Востоке японская интервенция завершилась лишь в 1922 году, а также продолжавшуюся тогда войну с противниками Советской власти и иностранными интервентами в Средней Азии, называют именно этот год как последний год Гражданской войны. Кто-то, памятуя об отдельных белых отрядах, действовавших на Дальнем Востоке ещё в течение нескольких месяцев, говорит о 1923 годе.
 
Известно, что для немалого числа наших соотечественников, особенно в эмиграции, их личное и коллективное противостояние советской власти продолжалось в 1920-е и 1930-е годы. Оно, однако, в любом случае даже в качестве отголоска Гражданской войны завершилось 22 июня 1941 года. Начало Великой Отечественной войны подвело под всеми личными метаниями и рассуждениями на эту тему жирную черту. Одни после этого признали Советскую власть в качестве единственной власти, способной спасти Родину и населяющие её народы от уничтожения, и на деле поддержали её, другие — встали на сторону смертного врага своего народа и своей родной земли.

Иначе говоря: кто-то, может быть, и продолжал войну против нас все эти сто лет, но мы, граждане Советского Союза и Российской Федерации, уже многие десятилетия ни с кем внутри своего народа не воюем. С власовцами и прочими нацистскими пособниками — разобрались как с предателями. С американскими приспешниками — а ведь были, были за рубежом те наши «соотечественники», кто после нашей победы в 1945 году призывал Вашингтон «переубеждать» русский народ атомной бомбой — советские люди боролись сугубо как с наймитами противника по «холодной войне».

Но существовало в послевоенное время и большое число русских эмигрантов, не желавших зла своему народу, искренне стремившихся к восстановлению и поддержанию неразрывной связи с ним. С ними мы плодотворно сотрудничали, в том числе и в деле сохранения исторической памяти, той самой «связи времён», о которой шла речь выше.

Сразу на ум в этой связи приходит имя Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна. В 1970-е и 1980-е через «Огонёк» и «Литературную газету» мы следили за его деятельностью по возвращению на родину русского культурного достояния; помним, какой важный вклад в качестве председателя Олимпийского комитета Лихтенштейна он внёс в то, чтобы Олимпийские игры 1980 года состоялись именно в Москве. Известно активное участие фон Фальц-Фейна сначала в поисках, а потом в восстановлении Янтарной комнаты, его помощь Ленинградскому Суворовскому училищу, участие в деле возвращения на родину праха Фёдора Ивановича Шаляпина и во многом другом, что делалось по линии Советского фонда культуры. И он, конечно же, был не один такой. Это что, были акты гражданской войны?

Если уж говорить о гражданской войне в качестве метафоры, то надо вспомнить 1990-е годы, когда так называемые «реформаторы» поистине ‑ и демографическая статистика тому подтверждение — работали на уничтожение своего народа. Подчеркну, однако, ещё раз: это можно сделать только в качестве метафоры! Ибо вторая сторона, народ, за исключением краткой вспышки октября 1993 года, и не сопротивлялась… Впрочем, инициаторы «Памятника примирения» явно не это имеют в виду. Да и далеко не все в России хотели бы примирения с этими историческими персонажами.

Эвакуация Белой армии из Крыма
Эвакуация Белой армии из Крыма

В заключение моей краткой реплики хочу — кстати говоря, вслед за президентом Владимиром Путиным — призвать к очень простой и одновременно очень сложной вещи в нашем отношении и к Великой Октябрьской социалистической революции, и к последовавшей за ней Гражданской войне — к честности. Только так, отказавшись от любой конъюнктурности, можно действительно извлечь из этих переломных событий полезные уроки и, как призвал президент, «вести дело к примирению, сближению, а не к разрыву».
 
Что же касается собственно пояснительной записки РВИО, то считаю важным обратить внимание на содержащееся в ней внутреннее противоречие. Если бы памятник в Крыму создавался в качестве «доказательства того, что гражданская война наконец-то закончилась», то его следовало бы назвать «Памятником примирению». «Памятник примирения» (надеюсь, буква «я» в конце слова — не опечатка) — это, в моём понимании, совсем другое: это символ внутреннего примирения всех с отечественной историей первой половины XX века в том её воплощении, как она состоялась. О примирении с историей второй половины ХХ века говорить пока рано: всё это ещё очень и очень близко и напрямую связано с сегодняшней политикой.

Ещё раз хочу подчеркнуть, что речь следовало бы вести не о примирении красных и белых, — оно в сегодняшней России невозможно ни с точки зрения тех, кто воевал в 1918—1920 годах, ни особенно современных их последователей, — а о примирении с историей. Вот это — хорошая и правильная мысль, и не надо её портить притягиванием за уши антиисторических трактовок Гражданской войны.

https://regnum.ru/news/polit/2257443.html
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments