dialexika (dialexika) wrote in eot_su,
dialexika
dialexika
eot_su

Category:

Митинг движения «Суть времени», посвященный 99-летию Великой Октябрьской социалистической революции

Митинг Суть времени 7 ноября

Сергей Кургинян:

Товарищи!

Поздравляю вас с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Тут много говорилось о том, что поскольку день рабочий, да еще и время такое, что в Москве не отпускают с работы, то никого не будет, и митинг будет пустой. Ну вот, посмотрите, насколько он пустой. Он примерно такой же пустой, как и то, что, как все говорили, мы свернем работу через 2 года. Прошло 6 лет, и все, наверное, хотят сказать, что мы ее свернем через 60 лет. Но мы ее не свернем и через 60 лет. «Суть времени» существует, будет существовать, будет развиваться, и этот процесс не остановить!

Теперь, товарищи, я хочу сказать о том, по какому случаю мы собрались, что означает для нас эта дата и почему мы здесь сегодня стоим, несмотря на рабочий день, несмотря на то, как трудно сейчас собираться, как легко увольняют с работы и прочее. Несмотря на всё это, люди героически приехали из других городов, и низкий им поклон за это.

Много говорилось о том, что Великая Октябрьская социалистическая революция — это какой-то мятеж, это переворот, это еще бог знает что такое. Весь XX век шел под флагом этой Революции.

Человечество на протяжении всего XIX века жило в страшных судорогах нищеты и уничтожения капитализмом всего человеческого содержания. Не только права на хлеб, которое является святым правом каждого человека, — когда люди начинают голодать... Не только права на человеческую жизнь — когда дети в 10-летнем возрасте таскали вагонетки и умирали в 15 лет... Не только права на какое-то человеческое существование, на образование... Но и всех, всех человеческих прав, которые существовали в страшных условиях предыдущих укладов. Право на традицию, право на святое — все эти права уничтожал капитал. И это было ярко сказано Марксом в «Манифесте Коммунистической партии».

Человечество ждало, откуда и как придет сигнал освобождения. Кто своею кровью, своею жертвой, всеми своими подвигами решится, наконец, сказать «нет!» этому укладу жизни. Считалось, что это будет Германия, может быть, Соединенные Штаты или революционная Франция. Германия была более передовой, но чуть-чуть более консервативной. Франция была традиционно революционной страной, Америка — новой страной, ну и Великобритания — страной всегдашнего высокого развития и какой-то демократии. Ждали, что там скажут «нет» нет расчеловечиванию человека.

Это сказали в России! Это сказали наши с вами деды и прадеды. Они первыми в истории человечества заявили о фундаментальных человеческих правах, о настоящей человеческой справедливости. И мы гордимся этим! Мы говорим: «Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция, осветившая тьму капиталистического уклада, прогнавшая эту тьму, поднявшая слово «Человек» и заявившая во всеуслышание, что Человек — любой человек, вообще человек — это звучит гордо!»

Да здравствует Революция!

Да здравствует Россия, в которой она была осуществлена!

Да здравствует красная весть, которую Россия принесла всему миру!

Да здравствуют наши деды и прадеды, чьими подвигами это всё было поднято на пьедестал!

Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян на митинге 7 ноября

Сергей Кургинян:

Товарищи! Великая победительная красная традиция, которая началась Великой Октябрьской социалистической революцией, — это было деяние людей фантастически сильных, людей, на которых, открыв рот, именно из-за их силы, смотрел весь мир.

Все — великие инженеры: Леонид Красин, Глеб Кржижановский, великие военные, герои царских войн... Кто такой Буденный? Это герой войны, которая шла до начала Революции. Все эти люди были объединены невероятной силой и мечтой. Они были соединены в единое целое партией Ленина, которая была абсолютно новой для человечества. Именно Ленин сказал впервые: «Дайте нам организацию профессиональных революционеров, и мы перевернем Россию». Не было партий профессиональных революционеров в мире.

Россия шла в политическом процессе впереди всех. И если человечество обязано Марксу какими-то открытиями, и открытыми перспективами исторической жизни, и ощущением необходимости борьбы за социальную справедливость в целом, то без Ленина не было бы никакого Маркса. Потому что именно политическая воля и страсть этого человека сковала воедино ряды и создала ту непреодолимую силу, которой была большевистская партия.

Эту силу признавали враги. Что сказал генерал Деникин по поводу того, почему большевики спасли Россию? Он сказал, что после февральской катастрофы и смуты, в условиях распада всего и вся, в условиях расползания страны нужна была сила, которая объединила бы в себе три составные части. Первая — настойчивость при воплощении своей мечты, абсолютную мощную соединенность людей с тем, чтобы любой ценой воплотить свою мечту в жизнь. Вторая — беспощадность в устранении препятствий на пути своей цели и своей мечты. И третье, сказал он, — безмерность этой мечты, ее огромность, которая проникла в русскую душу и которая соединилась с вековыми и тысячелетними мечтаниями именно России о целостности, о царстве божием на земле, о настоящей справедливости и о настоящем братстве. Эти силы соединили в себе большевики, и этим они спасли Россию. Слава тем, кто это сделал в 1917 году! Слава нашим предкам, слава России, которая протянула им руку и поддержала их и за счет этого не упала в бездну, а наоборот, стала величайшей страной мира.

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, мы живем в принципиально новую эпоху. Тот марксизм и коммунизм, который существовал и который сказал сказать «нет» царству нищеты, по-прежнему жив, потому что в нищете живут миллиарды людей. Предсказанная Марксом поляризация, дифференциация человечества по-прежнему происходит. Мы не видим ее, потому что мы не видим, что творится в Африке, мы не видим, что творится в большей части Азии, мы не видим, что творится в Латинской Америке. И всё же на повестку дня, в результате прихода потребительского общества, в результате прихода зловеще глумливого постмодернизма и в результате колоссальной мутации самого капитализма, который отбросил всё великое, что было с ним связано, — свободу, равенство, братство, идеалы Французской революции, идеалы гуманизма и восхождения, в результате этого сложилась новая ситуация, про которую говорили самые разные философы мира, тот же Шопенгауэр и не только он: между нищетой и скукой болтается человечество, и наступит момент, когда скука станет страшнее нищеты.

Момент наступил — потребительскому обществу не нужна не только Великая Октябрьская социалистическая революция, ему так же не нужна Великая французская революция, и вы знаете, что сейчас очень много сил и людей, абсолютно реакционных по своему содержанию, говорят о том, что все революции — грех. Я говорил об этом уже по телевидению — мы должны вспомнить великие слова Ромена Роллана: «Революция — как любовь, горе тому, кто об этом забудет».

Капитализм забыл о главном: о том, что «все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Капитализм покупает продление своей жизни путем дальнейшего и дальнейшего обрушения человека. Поэтому ему опасны не только Ленин или Маркс, ему опасны не только советская история, Георгий Жуков или Иосиф Сталин — ему опасен Моцарт, ему опасен Ромен Роллан, ему опасны Толстой и Достоевский, Шекспир. Ему опасно всё возвеличивающее, всё великое, ибо его человек должен толкаться по магазинам день и ночь и мечтать только об одном: чтобы выбрать себе кофточку с какой-нибудь особенной рюшечкой.

Эта потребительская мразь, которая заменила собой величие настоящего капитализма — горькое, зловещее, но величие, — она сейчас пытается править миром, и ее лозунг прост: «Человек — это звучит скучно». Они знают, что чем выше эта скука, тем выше то, что великие психологи XX века Франкл и Фромм называли патологией нормальности. Вслушайтесь в эти слова — «патология нормальности». Чем больше будет этого, чем больше будет этой полузвериной скуки, тем быстрее все побегут в магазины и будут там ради выхода из скуки хвататься за любые жалкие потребительские дары. И они будут боготворить эти дары, ибо они будут знать, что как только дары кончатся, они сразу же окажутся терзаемы страшным зверем под названием «скука».

Вот формула мутакапиталистической власти сегодня. Это не формула начала XIX века. Это не Редьярд Киплинг. Это не Гюго, это не Бальзак. Это постмодернистская мразь, которая хочет, чтобы люди задыхались в этой скуке, бегали по магазинам. Эта мразь растаптывает образ человека, гордость человека. Она посягает на человека как венец творения. Она посягает на человеческую миссию, на человеческий смысл, на человеческое величие, на человеческое счастье, и в конце всего этого — и это есть главное — она посягает на жизнь как таковую, на полноту жизни, на право жить человеческой жизнью. Вот на что она посягает. Вот каков масштаб вызова со стороны того, что мы называем глобальным государством, надвигающимся на мир.

Его центром, конечно, являются Соединенные Штаты. Но глобальное это государство, этот мутирующий Запад и мутирующий капитализм беспощадны в своей постмодернистской расслабленности. Они беспощадны, и уничтожая нажатием кнопок целые народы, разрушая государства, создавая бедствия на огромных территориях, они соединяют глум и кровь. Их лозунг — «Глум и кровь!». И в этом их опасность и ужас.

Кто им противостоит? На протяжении страшных семидесяти лет, когда всё это наступало, этому противостоял великий Советский Союз и все государства мировой социалистической системы. Была колоссальная сила, был Варшавский договор, было социалистическое содружество. И во главе всего этого дела стоял великий Советский Союз: «Союз нерушимый республик свободных // Сплотила навеки великая Русь». Эта Русь, сплотившая Союз, стояла, как катехон, как красный катехон, посреди всего этого безумия и сдерживала его.

В 1991 году это рухнуло. Мы не будем сейчас обсуждать, почему, но мы все понимаем, что за обрушение любого государства отвечает власть. За обрушение царской России отвечает Николай II и его присные, а не какие-то там большевистские инвективы. За обрушение Советского Союза отвечает КПСС и ее руководитель, предатель Горбачев. Это они отвечают за то, что происходит сейчас, но и мы все тоже отвечаем, и все отвечают, кто тогда недостаточно активно противодействовал этому. Пассивное противодействие было. Советское население на референдуме сказало, что оно за сохранение Советского Союза, обновленного Союза Советских Социалистических Республик. А активного сопротивления не было. И не было силы, организующей это сопротивление, потому что КПСС была парализована своим генсеком и была настолько двусмысленной, что она не сбросила этого генсека на XXVIII съезде, когда это можно было сделать пинком ноги, чтобы он летел куда угодно — в Лондон и далее, и там бы зализывал раны. Она этого не сделала.

После этого коммунизм оказался рухнувшим. Человечество, которое поверило нам — нам (нас всех называли русскими), нашему красному знамени, — это человечество оказалось в руках стремительного наступления самого зловещего типа мутакапитализма — глобального государства. А глобальное государство, уничтожив главного конкурента — коммунизм, занялось национальными буржуазными государствами во всем мире. Оно занялось Асадом и Мубараком, оно занялось Каддафи и Хусейном, оно будет заниматься дальше каждым оплотом чего-нибудь национального, потому что оно не хочет, чтобы существовал восходящий национальный человек. Оно уничтожает проект Модерн. Можно было считать эти слова нашими академическими размышлениями несколько лет назад, но теперь мы видим, как именно это происходит в каждой точке земного шара и как это будет раскручиваться.

Твердо веря в то, что Коммунизм 2.0
придет, мы клянемся не просто вздыхать по поводу наших бывших традиций. Великая победительная традиция, осветившая мир огнем Великой Октябрьской социалистической революции и утвердившая священную Красную весну 9 мая 1945 года, растоптала мировую фашистскую гадину, перед которой трепетали все великие армии мира — такие, как французская, которая бежала, как трусливый заяц. Только русские и именуемые русскими, ставшие советским народом, начали ходить в контратаку в первые же дни страшного июня 1941 года, и уже к августу–сентябрю этого года фашистские генералы понимали, что Германия проиграла. Фашизм зверски сражался оставшиеся годы, он тоже проявлял свой темный, бесовской героизм, но он уже понимал, что его сломали солдаты, умиравшие под Брестом, под Смоленском, под Ельней и под Москвой. Слава этой великой Красной победительной традиции! Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

После этого наступили другие годы. Мы не будем обсуждать их все целиком, потому что взлетали спутники и ракеты, создавался ядерный щит, воевали наши героические парни в Афганистане, спасая мир от радикального исламизма, много еще делалось хорошего, но постепенно нечто нагнеталось. Вот этот советский вариант потребительства нарастал и нарастал. Не хватило метафизической силы этому коммунизму. И мы знаем и величие победительной традиции 25 октября 1917-го и 9 мая 1945 года, и ту слабость — унизительную, оскорбительную — которая привела к распаду Советского Союза. Мы, возвеличивая великую победительную Красную традицию, клянемся искупить всё то, что привело к краху Советского Союза и через этот крах бросило человечество в пасть глобальному зловещему государству. Клянемся ли мы искупить это? Да или нет?

Митинг:

Да!

Сергей Кургинян:

Товарищи, для того, чтобы это искупить, надо очень много воли и очень много ума. Надо точно понять — где там слабина? Чего не хватило в Коммунизме 1.0 и в Советском Союзе 1.0? И как сделать по-настоящему Коммунизм 2.0 и Советский Союз 2.0 так, чтобы всё, чего не хватило, было восполнено? Нельзя ни вяло кланяться традиции (ее надо почитать и отметить ее сильные и слабые стороны, сильные — поддерживать и развивать, а слабые — искупать), ни хаять эту традицию, нужно видеть будущее. В этом будущем, если не будет Красной весны, будет Черная весна.

Эта Черная весна уже протягивает свои щупальца сюда. Она протянула их на Украину, и здесь, на этой территории, она решила добить Россию, как такой остаток чего-то, что удерживает мир, как катехон. Идет много споров о том, был ли Советский Союз катехоном, то есть удерживателем мира от царствия бесов. Рано или поздно Русская православная церковь примет тезис о том, что Советский Союз был катехоном, и тогда многое встанет на свои места. Но когда на Украине черная чума начала клубиться совсем зловещими способами, мы все встали с тем, чтобы это остановить, и сейчас наши товарищи воюют в Донецке по-прежнему. Прошло время, исчез, так сказать, пик пиара и всего прочего, а война продолжается, и на этих дальних рубежах мы сдерживаем то, что можно назвать наступлением этого глобального государства.

Пройдет сколько-нибудь часов или дней... вот-вот в Америке объявят, кто будет президентом. Может быть, мы получим паузу, очень условную, в виде Трампа, который скажет, что у него главный враг — радикальный исламизм, и повторит всякие кувыркания Буша, хотя и Буш вернулся к тому, что главный враг — Россия. Может быть, придет Хиллари, чего хочет глобальное государство, и тогда сразу будет постмодернистское: что мы — главный враг. Но небольшая пауза, в которой мы сейчас все живем, кончится, товарищи. Она кончится к весне.

Мы увидим новые контуры глобального государства. И мы ведь понимаем, что национально-буржуазное государство в условиях наличия глобального не может не давать слабину. Оно непоследовательно в своих позициях. Оно слишком чувствует на себе дыхание этого глобального государства. Так будем же стойкими! Будем помнить силу наших предков. Предков, умиравших для того, чтобы победить нацистскую чуму. И побеждавших эту чуму! Предков, создававших наше государство. Предков, совершивших величайшую Революцию в истории всего человечества. Будем такими сильными, как они.

Будем готовиться к тому, что России еще придется сказать свое слово. Ей еще придется и открыть пути человечеству, и отстоять это человечество от такой страшной нечисти, по отношению к которой даже немецкий нацизм — это еще не окончательно черное. Настоящая предельная античеловеческая чернота движется — она впереди, она еще созревает.

Эта гадина еще выйдет из чрева. И в очередной раз окажется, что не другие — может быть, более мощные страны, чем мы, — а именно мы на острие. Именно мы являемся наследниками предыдущих подвигов. И именно мы встанем стеной — с тем, чтобы этот враг не прошел.

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция как провозвестник гуманизма будущего!

Да здравствует новый гуманизм и новый человек, провозглашенный этой цивилизацией!

Да здравствует война с потребительством за великое человеческое восхождение, которое и есть коммунизм!

Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, мы не только рассуждаем, мы действуем. Мы создали первую в России коммуну нового времени. И эта коммуна развивается, трудится. Сейчас, когда мы здесь стоим, там заливают бетон, там работают по 16 часов, там отказались от этих всех потребительских радостей ради счастья жить вместе.

От лица коммуны будет выступать сейчас Павел Расинский, которому я предоставляю слово. И есть видео приветствия из Александровского. Пожалуйста, Павел.

Павел Расинский:

Здравствуйте! Передаю привет от Александровской коммуны и поздравление с праздником Октябрьской Революции. Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Павел Расинский:

Решив жить коммуной, мы пытаемся продолжить в настоящем опыт великого прошлого. В коммуне собрались молодые люди, не имеющие советского опыта. Но капиталистические отношения, которые нам пытаются представить как сладкие и очень нужные, не находят понимания на самом деле среди наших людей. Напротив, коллективный труд и коллективная жизнь очень востребованы нынче. И коллективный труд, такая коллективная жизнь в коммуне на протяжении трех лет доказывают это.

Наша коммуна строится на труде. Мы видим, что сейчас, в наше время, труд является чем-то постыдным. Мы сталкиваемся с этим в жизни, мы сталкиваемся с этим в рабочих отношениях, мы сталкиваемся с этим в отношениях с другими организациями. Для нас труд — нечто совершенно иное. Мы уверены, что труд является основой для развития человека.

Коммуна строилась, в том числе, и как социально-ориентированный проект. Сейчас мы предоставили рабочие места не только жителям нашего поселка, но и жителям близлежащих поселков. Мужчинам — на пилораме, женщинам — на швейном производстве. Мы считаем, что опыт нашей коммуны должен распространиться на всей России.

Еще раз с праздником! Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Павел Расинский:

А теперь — ролик-поздравление от Александровской коммуны.

Сергей Кургинян:

Пока этот ролик запустится, я вам могу сказать, что помимо того, что предоставлены места на производстве, есть еще несколько вещей, которые очень внимательно сейчас исследуют во многих странах мира из того, что мы делаем.

Во-первых, у нас есть широкая образовательная, культурная и прочие программы. Люди действительно работают по 16 часов, но они учатся, они и работают, и учатся, они учатся жить, и они учатся великой культуре.

Во-вторых, мы откроем в ближайшее время в пределах Александровского театр.

И, в-третьих, мы полны решимости не просто давать рабочие места, мы полны решимости создавать филармонические концерты в нашем театральном зале в Александровском. И звать туда не только нас самих и тех наших товарищей, которые приедут из других городов, но и всех жителей поселка, и не только поселка, а всей области, всех ближайших поселков, которые должны не только работать вместе с нами, но должны и жить.

И, наконец, мы восстанавливаем с огромным трудом и через труд, и иначе уважение людей к самим себе.

Один из тех, кто там работал вместе с нами, вдруг сказал: «Зачем вы приехали? Так сладко было умирать! А теперь вот приехали, и опять надо жить...»

Мы внушаем снова людям, что жить можно, нужно, что, может быть, это больно, но что это — великое счастье! И во всем этом мы продолжаем великое дело первых коммунаров, мы продолжаем великую коммунистическую традицию всего мира. И мы уверены, что русские — мы в том числе — будут впереди мира в этой традиции. И не одни мы уверены. Мне это говорили испанцы, израильтяне, французы и латиноамериканцы.

К нам приезжают жить в коммуну люди из Франции, приезжают люди из коммун из других стран. Мы образуем единый интернационал. Люди из Прибалтики, которых преследовали там, уже живут в коммуне. Люди из Украины, которых сгоняли оттуда, живут в коммуне. Коммуна передает вам привет!

Роликом больше, роликом меньше... считайте, что я здесь исполнил всё вместо ролика. Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Сейчас предоставляю слово Марии Мамиконян от «Родительского Всероссийского Сопротивления». Поскольку всегда говорили, что коммунисты занимаются разрушением традиционных ценностей, что было глубокой ложью, ибо именно при Сталине создалось максимальное развитие традиционных ценностей в России, в Советском Союзе, то мы создали это движение, и мы боремся за то, чтобы великие традиционные ценности оставались. Мария, Вам слово.

Мария Мамиконян на митинге 7 ноября

Мария Мамиконян:

Товарищи! Мы все вместе ведем уже более трех лет настойчивую, каждодневную и в каком-то смысле жертвенную работу с нашим социумом, защищая семьи и восстанавливая то достоинство, которого лишают человека, когда его лишают детей, когда идет наступление на его семью, а оно идет.

И мы видим, что завоевания Октября, которые были прежде всего завоеваниями в области социальной, сейчас, за последние 25 лет, оказались не только уничтожены в своей вот этой вот прямой социальной сущности, но и оказалось, что атака на общество, атака на человека пошла еще активнее, еще глубже, затрагивая уже самые основы человеческого бытия.

Сейчас посягнули на семью как на ячейку еще недоразрушенного до конца общества. Ведь только если уничтожить семью, лишить людей их естественного права на воспитание детей — только тогда можно считать, что с обществом и человеком как таковым расправились. Именно об этом речь сейчас и идет.

Но то, что нам удалось, например, вот за последнюю нашу — такую очень, я бы сказала, активно начавшуюся и ведущуюся по всей стране деятельность по противодействию крайне возмутительному закону 323, отнимающего у родителей право на воспитание детей, то, что нам удалось собрать за весьма короткий срок 200 467 подписей (это точная цифра на сегодняшний день), говорит о том, что народ не готов отдать свое человеческое естественное право, право быть человеком, право передавать свою человеческую сущность своим детям.

Я убеждена, что черные амбициозные планы относительно человека, которые, как мы видим, обрушиваются на человечество вообще и на наш постсоветский социум, эти планы споткнутся и обрушатся именно на уровне вот этого наступления на семью. Это народ не отдаст. И здесь должно начаться восстановление того социума, который так легкомысленно был утерян, был отдан в 1991-м году. Коллективизм был предан поруганию. Сейчас мы восстанавливаем способность к коллективному противодействию, коллективному действию людей, на семью и детей которых посягнули. Мы не должны останавливать эту работу. И мы ее не будем останавливать.

Поздравляю всех с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции и верю в то, что наша борьба за новое социалистическое существование, за новый этап восхождения человека будет успешной, а то, что мы сейчас делаем, преумножится и не пропадет даром. С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи! Вот эта борьба РВС, она с чем столкнулась-то прежде всего? Она столкнулась с тем, что в народе есть абсолютное неверие в возможность как-то солидарно действовать и бороться. Есть глубочайшее уныние. Все говорят: «Ну они же уже всё сделали. Ну мы же уже на оккупированной земле. Ну что мы можем? Они всё равно сделают всё, что хотят». Так вот, если наша борьба будет усилена и продолжена, то я твердо вам говорю, что этот закон, на основе которого можно посягнуть на семью каждого из здесь стоящих и на любую семью в России, будет отменен. Этому способствует ваше сражение с этими двумястами тысяч подписей.

А если мы удесятерим силы, то еще не то можно будет сделать. Никто не проиграл, пока он не признал себя побежденным. Никто не капитулировал, пока есть сила продолжить борьбу.

Да здравствует сопротивление расчеловечиванию глобального государства, расчеловечиванию, которое это государство навязывает миру!

Да здравствует сопротивление оккупации, которой это глобальное государство пытается подвергнуть и нас, и другие страны!

Да здравствует сопротивление черной нацистской чуме, которой когда-то наши предки дали отпор, создав Советский Союз и подняв красное знамя над миром, и которая теперь снова наползает на мир!

Да здравствует сопротивление! Мы должны стать если не его осью, то его чуть ли не центральным слагаемым, потому что мы видим, что больше фактически некому. Мы бы с радостью соединились с другими, если бы видели, что эти другие также готовы встать в строй, выйти посреди рабочего дня на митинги и всё прочее. Но пока уныния очень много, и нам придется его переламывать. А переламывать его мы можем только сначала в себе, а потом в других.

Да здравствует это наше сопротивление навязанным нам бессилию и беспомощности!

И мы преодолеем всё, что навязывают, выйдем на новые горизонты и выведем на них свой народ и человечество. Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Ну вот, говорили, что у русских убьют желание коммунистически коллективно трудиться. Пусть они сначала сами себе организуют похороны, а потом говорят, что это будет убито. Теперь ролик из Донецка.

Контрабас:

Здравствуйте дорогие товарищи!

Мой позывной — Контрабас, и от лица отряда «Суть времени» я поздравляю вас с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции!

Мы находимся в городе Донецке, и я один в кадре только потому, что многие наши товарищи сейчас выполняют боевые задачи на линии фронта, а остальные приехали сюда из разных городов Украины, поэтому не могут в кадре появиться.

Но, несмотря на то, что, казалось бы, здесь мирная жизнь, тихо и спокойно, — в 10 километрах от этого места проходит фронт. Там ежедневно гибнут и получают ранения люди. Донбасс является форпостом борьбы с украинским нацизмом точно так же, как 100 лет назад он являлся форпостом борьбы с радикальным украинским национализмом петлюровщины. Тогда здесь была Донецко-Криворожская республика товарища Артема, известного соратника Ленина и Сталина. Сегодня здесь, у нас, в Донбассе, есть своя регулярная армия, которая сложилась, у которой появился боевой опыт, командиры, которая проходит постоянную боевую подготовку — ее вы можете видеть в роликах отряда «Суть времени». И эта армия способна выполнять боевые задачи.

Обстановка сейчас на фронте тяжелая, но стабильная. За последний месяц были отбиты попытки прорыва на южном направлении — в районе Саханки и на севере — в районе Горловки. Сегодня мы понимаем, что трудности, которые ждут нас, они не на день, не на месяц, не на год, и что они общие. Они ждут нас всех.

Сегодня уже поздно предаваться мещанству и обывательству. Сегодня для каждого из нас должна стучать набатом та дата — 1917 год. Мы должны помнить наших великих предков, которые смогли спасти страну, смогли дать надежду миру. И поэтому годовщина Великой Октябрьской социалистической революции является настоящим праздником, нашим праздником. С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, вот этот молодой человек был абсолютно штатским. В каком-то смысле, может, им и остается. Но только это один из лучших артиллеристов армии и один из людей, который уже обучает артиллерийскому делу других. Он начал обучаться артиллерийскому делу, только когда началась война в Донбассе. По старым учебникам, а потом и по новым. И таких много. Погибшие наши герои были тоже людьми абсолютно штатскими. Они отбили силы противника, которые превосходили их силы в десятки раз, включая наступавшую на них бронетехнику. Когда говорилось о том, что вот, мол, мы там чему-то препятствуем, а есть какие-то великие танцоры, которым всё время что-то мешает, — теперь что-то я не вижу этих великих танцоров вообще, даже в микроскоп. А мы там воюем. Воевали, воюем и будем воевать. И будем только крепить свои силы и будем выступать там как созидающий и в каком-то смысле идейно-окормляющий фактор.

Слава героям, которые погибли в Донбассе, слава нашим товарищам, слава тем, кто воюет! Слава России! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Я передаю слово Анастасии Большаковой, которая отвечает за «Родительское Всероссийское Сопротивление» в Дубне.

В конце этого митинга я сообщу вам численность. Чтобы тоже не было болтовни по поводу того, что нас мало.

Анастасия Большакова:

Здравствуйте товарищи! Я хочу напомнить, что этот год для РВС начался с борьбы против бэби-боксов. Губернатор Московской области по наущению лоббистов распорядился поставить еще пять бэби-боксов по области — кроме того, который уже стоял. И мы этот вызов приняли. Несмотря на сложность проблемы, мы собрали более 6000 подписей против бэби-боксов и передали правительству Московской области, но это не всё — мы работали и по другим фронтам.

Нам нужно было прорвать информационную блокаду обсуждения этой темы, и наши эксперты выступали на круглых столах разного уровня. И на всех круглых столах — везде, где мы выступали, — мы говорили одно: «Бэби-боксы — это расчеловечивающий механизм, который внедряется в нашу страну, чтобы ее разрушить. Бэби-боксы — это не что иное, как метод добычи наших детей, совершенно никак не связанный со спасением жизни их».

Если лоббисты бэби-боксов еще весной только намекали на то, что есть связь между бэби-боксами и антиабортной программой, то теперь они говорят об этом прямо. Они предлагают женщине следующее: «Это ведь негуманно — делать аборт. Ты роди ребеночка и положи его в ящик». Но мы же знаем, что из женщины нельзя делать инкубатор по производству детей, которые ей не нужны, за которых женщина не несет ответственность. Государство не должно толкать женщину на такое решение и вместо помощи подставлять ей ящик.

Конечно, нужно бороться с абортами, но это нужно делать социальными гарантиями, это нужно делать культурным оздоровлением общества.

Когда мы боролись против бэби-боксов, в информационном пространстве мы видели три волны наступления. Было использовано телевидение, СМИ, были использованы соцсети для того, чтобы оболванивать граждан и не доносить до них настоящую информацию. Мы видели, как идут волны соцопросов по группам в соцсетях, которые назывались «Типичный Энск» или «Подслушано в Энске». Мы знаем точно, что эти группы созданы для того, чтобы устроить в России майдан, а засвечены были на бэби-боксах.

Поэтому тем товарищам, которые спрашивали меня: «Зачем бороться против бэби-боксов, если по факту России скоро каюк?», — я сейчас могу ответить точно, с уверенностью, что борьба с бэби-боксами — это борьба против разрушения нашей страны, это борьба против майдана и это борьба за человека во всем мире. И как 99 лет назад наши деды и прадеды боролись за человека, так и мы теперь за него боремся.

С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, вот эта борьба Родительского сопротивления с бэби-боксами и всем остальным — она делает еще одно очень важное дело, которое, по-моему, вы не до конца ощущаете. И я сейчас хотел бы этим поделиться, потому что эта мысль возникает у меня уже не раз. Она постепенно оформляет некий лик противника. Понимаете, да? Противник безликий. Непонятно, кто хочет эти бэби-боксы, зачем. Кому нужно это разрушение семьи? Что такое ювенальная юстиция? Что это за люди? И вот чем больше вы боретесь — а они почувствовали, что у них это не выгорит, только тогда, когда вы взялись за дело по-настоящему, — они начинают оформляться, и вы видите вдруг, какая сумасшедшая сила стоит за этим бредом. Сколько людей, сколько денег и сколько чего-то большего, чем денег, какой-то зловещей власти.

Я прошу вас подумать. Мы же живем не в XIX веке, когда капитализму нужны были рабочие, которые бы по 12 часов впроголодь работали с киркой и лопатой. Мы живем в эпоху технологий, мы уже сейчас можем произвести достаточно продуктов, чтобы все люди на Земле жили сыто и счастливо. Через 10 лет это количество продуктов сможет произвести 5 % населения. Что будут делать остальные 95? Что сейчас делает молодежь в Португалии, где она фактически вся безработная? Что будет дальше происходить с человечеством? Либо восхождение человека, развитие в каждом человеке высших человеческих способностей, пробуждение развития, либо это — биомасса, а дети — это просто фабрики органов для богатых. Или забавы для богатых, или просто биосырье.

Мы боремся с фашизмом того образца, которого еще не видело человечество. Мы боремся с фашизмом эпохи глобального и постоянного перепроизводства продукции, а значит — избыточного человечества. И с этим избыточным человечеством разберутся, как повар с картошкой. Во-первых, если мы не скажем этому настоящее «Нет!» — мы, Россия, ядерная страна, которая вполне способна собрать вокруг себя других. И, во-вторых, если не будет объяснено, что должны делать эти люди, в условиях такого индустриального перепроизводства?

А что они будут делать, если все восходят, если мир действительно открыт новому коммунизму? Если перепроизводство всего направлено на штурм космоса и на прочие задачи, то нужны все люди. А если нет, то нужно максимум 10 %, из которых хозяева — это 1 %, а остальные — высокооплачиваемые рабы. Все остальные — просто биосырье, это даже не рабство, это уже — ликвидационизм. Мы с этим боремся на фронтах ювенальной юстиции, на фронтах борьбы с бэби-боксами и всем остальным.

Читать продолжение http://genaffair.ru/article/miting-dvizheniya-sut-vremeni-posvyashchennyy-99-letiyu-velikoy-oktyabrskoy

Tags: Кургинян, Суть времени
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments