?

Log in

No account? Create an account

eot_su


Сообщество «Суть времени» в Livejournal


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
О коммунизме и марксизме — 53
dialexika wrote in eot_su

Симон Боливар

Еще один религиозный деятель и ученый, искавший возможности наведения теоретических и политических мостов между революционным марксизмом и революционным христианством, — Камило Торрес Рестрепо (1929–1966). Это известный колумбийский римско-католический священник, один из основателей теологии освобождения, которую мы обсудим чуть позже.

Камило Торрес всю жизнь настаивал на том, что революционное христианство и революционный марксизм должны идти рука об руку. Он стремился не просто к политическому союзу революционных христиан и революционных марксистов. Он искал теоретические возможности синтеза революционной религиозности и революционного марксизма.

Будучи католическим священником, Камило Торрес Рестрепо, естественно, уделял особое внимание теоретическим и практическим проблемам синтеза революционного марксизма с революционным католицизмом. Но примененный им метод не исключает такого же синтеза революционного марксизма и революционного православия. В принципе, этот метод имеет предельно широкое применение и никак не завязан только на католицизме.

Камило Торрес Рестрепо не только священник. Он и известный социолог, проводивший как теоретические, так и полевые исследования. Рестрепо учительствовал, занимался переводами текстов Мао Цзэдуна, Ленина. В какой-то момент гонения вынудили его уйти в подполье и примкнуть к партизанскому движению Колумбии.

Латинская Америка — очень специфический регион, для которого священными являются идеи Симона Боливара (1783–1830), возглавлявшего национально-освободительное антиколониальное движение в ряде стран Латинской Америки.

Генерал Симон Боливар — национальный герой Венесуэлы. Он освободил от гнета испанских колонизаторов не только Венесуэлу, но и Колумбию, Эквадор. В 1819–1830 годах Боливар стал президентом Великой Колумбии, созданной на территории освобожденных им стран. В 1824 году он освободил Перу и возглавил образовавшуюся на ее территории республику Боливия. Боливия была названа в честь Боливара.

Повторяю, Боливар бесконечно популярен в Латинской Америке, и поэтому латиноамериканский вариант синтеза революционного христианства (поскольку речь идет о Латинской Америке, то, конечно, католицизма) и революционного марксизма невозможен без вовлечения Симона Боливара и созданного им боливарианизма в число тех компонент, взаимодействие между которыми должно обеспечить этот синтез.

Еще одна черта Латинской Америки — партизанский стержень в той борьбе, которая сплачивает воедино революционное христианство и революционный марксизм.

Камило Торрес Рестрепо, преследуемый властью за свое мировоззрение и свою политическую практику, перейдя на нелегальное положение, ушел к партизанам. В лесной церкви, где он организовал церковную службу для партизан, рядом с распятием висел портрет Фиделя Кастро.

Наиболее известная фраза Рестрепо: «Если бы Иисус жил сегодня, то Он был бы партизаном».

Рестрепо был убит в ходе военных столкновений между партизанами и колумбийскими правительственными войсками.

Развивая синтез революционного христианства и революционного марксизма, Рестрепо утверждал, что «обязанность каждого христианина — быть революционером. Обязанность каждого революционера — вершить РЕВОЛЮЦИЮ! Мой долг как священника — сделать всё, чтобы люди встретились с Богом, а для этого самый эффективный путь — сделать так, чтобы люди служили народу по совести. Я не стремлюсь агитировать своих братьев-коммунистов, пытаясь побудить их принять христианское учение и практиковать церковный культ. Но я требую, чтобы все люди действовали по совести».

Перечисление христианских коммунистов можно было бы продолжить, но мне кажется, что намного важнее обсудить их теоретические идеи, которые при всем их различии в большей или меньшей степени вращаются вокруг некоего центрального христианско-коммунистического мировоззрения, особо популярного в Латинской Америке и именуемого «Теология освобождения».

Тот же Рестрепо, которого мы только что обсудили, был одним из создателей и разработчиков теологии освобождения. Но отнюдь не Рестрепо был инициатором данного начинания. В списке наиболее известных представителей теологии освобождения почетное место занимает перуанский богослов, доминиканский священник Густаво Гутиеррес Мерино (родился в 1928 году), заявивший, что долг христианина не просто в том, чтобы помогать бедным, а в том, чтобы бороться с бедностью как таковой.

Адресуясь к раннехристианским авторитетам и ко всем христианским философам, осмысливавшим феномен бедности, Гутиеррес заявил: «Бедность не судьба, это — условие; это не неудача, это — несправедливость. Это — результат социальных структур и умственных и культурных категорий, это связано с путем, которым общество было построено, в его различных проявлениях».

Другой выдающийся создатель теологии освобождения — бразильский теолог и социолог, францисканский монах Леонардо Бофф (родился в 1938 году). На Боффа очень серьезное влияние оказал марксизм в целом и прежде всего так называемый «ранний Маркс» с его теорией отчуждения.

Бофф считает принципиально неприемлемым огульное отрицание марксизма со стороны верующих. Он утверждает, что «отказавшись от марксизма, мы придем к мистификации общества».

Выстраивая новый тип диалога между марксизмом и теологией освобождения, марксизмом и христианством, Бофф говорил об огромном позитивном влиянии Маркса на революционное христианство в различных его разновидностях. И в том числе — на теологию освобождения. Бофф пересматривал отношения между марксизмом и христианством и от лица революционного христианства заявлял, что «Маркс помог нам понять, что действия религиозного характера не ограничиваются только религиозным аспектом. Они включают и политический, и экономический, и идеологический уровни». Какое-то время Ватикан выражал свое крайнее недовольство позицией Боффа и даже налагал на него некий обет молчания. Но вопреки этому обету Бофф написал более 30 работ, в их числе — «Иисус Христос как Освободитель», «Церковь: харизма и власть. Теология освобождения», «И церковь становится народом. Генезис церкви: церковь, которая рождается из веры народа».

Как ни странно это на первый взгляд, Бофф согласен с Марксом в вопросе о том, что религия может быть «опиумом для народа». Он только оговаривает, что религия может быть и чем-то другим. Но это понимали и Маркс, и Энгельс, обсуждая революционную роль Мюнцера, Лютера и многих других. Рассматривая эту двоякую роль религии и церкви, Бофф утверждает, что, с одной стороны, «церковь сплошь и рядом способна выступить как религиозная идеология, узаконивающая господствующий порядок», но с другой стороны она может благословлять и оправдывать радикальное изменение сложившегося порядка.

Бофф приветствовал образование низовых базовых общин, члены которых стремятся к радикальному изменению сложившегося порядка. Он верил в то, что эти низовые общины всё в большей степени осознают уникальность своего положения и породят народную церковь, противостоящую традиционной церкви, чьи проповеди как раз и являются «опиумом для народа». Бофф верит в историческую роль такой народной церкви, церкви бедных, церкви политической святости, церкви народной дисциплины, церкви любви, солидарности и жертвенности.

Бофф верит также в освободительную роль третьего мира, низы которого по-настоящему страдают, а не примиряются, как низы первого мира, с участью второсортных потребителей.

Два брата — Эрнесто и Фернандо Карденаль являются очень серьезными и известными теоретиками теологии освобождения и политическими деятелями.

Эрнесто Карденаль Мартинес (родился в 1925 году) — никарагуанский революционер, политический и государственный деятель, поэт, писатель, критик. Он — священник, который сначала осуществлял свою деятельность в рамках ордена иезуитов, а потом перешел в орден цистерцианцев строгого соблюдения (иногда их называют траппистами, поскольку опорой для их реформ, призванных очистить католическую церковь, был монастырь Ла-Трапп).

Эрнесто Карденаль был членом Сандинистского фронта национального освобождения. Неоднократно заявлял о своей готовности сражаться с оружием в руках против буржуазной диктатуры в Никарагуа. Эрнесто заявлял также, что в принципе он является сторонником ненасильственных идей Махатмы Ганди, но что ненасилие лучше насилия, а насилие лучше трусости.

Эрнесто Карденаль руководил в течение двенадцати лет (1965–1977) коммуной, состоявшей из неимущих крестьян. В этой коммуне крестьяне обучались грамоте, рисовали картины, занимались народными промыслами и выстраивали прочные связи с сандинистскими партизанами. В итоге правительственные войска разрушили коммуну, сожгли ее библиотеку, уничтожили созданный коммуной музей народного творчества.

Брат Эрнесто Фернандо (1934–2016) — это еще один известный разработчик теологии освобождения. Он — иезуитский священник и одновременно выдающийся никарагуанский революционер. Воевал в рядах повстанцев-сандинистов.

В 1990 году дистанцировался от сандинистов, заявив, что сандинистская партия «отошла от принципов революции».

Родственником Эрнесто и Фернандо был Антонио Карденаль (1950–1991). Он иезуитский священник, более известный как команданте Хесус Рохес, что означает «Красный Иисус». Антонио — сальвадорский революционер никарагуанского происхождения. Он стал команданте — то есть руководителем — Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти. В 1991 году его убили правительственные войска. Само его второе имя — Рохес, то есть Красный, — говорит о многом.

Архиепископ Сальвадора Оскар Ромеро (1917–1980) был застрелен сальвадорскими фашистскими боевиками во время проведения службы в соборе. Ромеро называли красноречивым представителем бедноты, поскольку он после убийства своего друга фашиствующими боевиками окончательно перешел на позиции теологии освобождения. Ромеро разделял марксистские взгляды. Он заявлял, что «силы олигархии, возможно, даже одержат кратковременную победу, однако наш народ заявит о себе и рано или поздно победит. Новое общество грядет, и его время наступит. В сердце сальвадорского народа всегда должно гореть пламя социальной справедливости».

Ромеро был убит 24 марта 1980 года во время богослужения. Кровь из раны Ромеро залила алтарь.

Похороны Ромеро считаются крупнейшими в истории Сальвадора, а кто-то говорит, что и всей Латинской Америки.

Во время заупокойной службы, на которой присутствовало более 250 тысяч человек, перед собором взорвалась бомба, раздались выстрелы, погибли десятки людей. Началась гражданская война между силами олигархии и силами леворадикального Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти.

Все перечисленные мною представители теологии освобождения, а я назвал совсем не всех, постоянно спрашивали самих себя и других: как быть христианином на угнетенном континенте?

Все они настаивали на необходимости бороться с бедностью как источником греха. Представителями революционной теологии освобождения (а их в пределах теологии освобождения большинство) миссия Иисуса описывается не как привнесение мира, а как привнесение меча, то есть революции.

При этом представители революционного крыла теологии освобождения ссылаются на Евангелие от Матфея («Не думайте, что Я пришел принести мир на землю, не мир пришел Я принести, но меч») и на Евангелие от Луки («Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, то возьми его, также и суму, а у кого нет, продай одежду свою и купи меч»).

Эти места из Евангелий трактуются теологами освобождения как фактически прямой призыв к вооруженной борьбе для достижения справедливости. То есть как призыв к революции.

Представители обсуждаемого нами направления убеждены, что именно в такой освободительной революционной борьбе — христианская миссия.

Они разделяют марксистские представления о классовой борьбе, настаивают на том, что человеческая самореализация, невозможная в условиях отчуждения, создаваемого капиталистическим обществом, есть часть божественного промысла.

Может показаться, что этот вопрос касается только стран третьего мира. Однако поскольку вторым вопросом, волновавшим этих же теоретиков, был вопрос об отчуждении, поскольку они стремились к тому, чтобы вера не отчуждала, а освобождала, то их теория имеет всечеловеческое значение.

Одним из выдающихся политиков, поддерживавших теологию освобождения, был выдающийся латиноамериканский политический деятель, президент боливарианской Венесуэлы Уго Чавес (1954–2013). Чавесу принадлежат такие слова: «Он (Иисус) был со мной в трудные времена, в самые страшные моменты жизни. Иисус Христос, несомненно, был исторической фигурой — он был повстанцем, одним из наших, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи. Ибо кто мог бы сказать, что Иисус был капиталистом? Нет. Иуда был капиталистом, взяв свои сребреники! Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочел смерть для защиты своих гуманистических идеалов и он жаждал перемен. Он был нашим Иисусом Христом».

Для того чтобы убедиться в общемировом, выходящем за пределы Латинской Америки и третьего мира в целом значении христианского коммунизма, надо внимательно присмотреться к жизни и деятельности выдающегося французского поэта, выдающегося представителя французской коммунистической партии, участника Сопротивления Луи Арагона (1897–1982).

Не являясь представителем теологии освобождения, не будучи самою жизнью своей страны вовлечен в поиски ответа на вопрос об отношении к революции, являющейся в Латинской Америке и третьем мире в целом фактически единственным ответом на вызов предельного отчуждения и расчеловечивания, Арагон, тем не менее, абсолютно определенен в вопросе о коммунизме и о его христианском характере.

Размышляя о страданиях народа, Арагон в своих стихах прямо говорит о том, что народ — это страдающий Христос. Причем всё поэтическое творчество Арагона, носящее на себе отпечаток и коммунизма, и христианства, и средневековой поэзии менестрелей, и авангардных веяний XX века, говорит о том, что для Арагона народ-Христос — это не метафора, а нечто большее.

Вот отрывок одного из стихотворений:

Ты жизнь творишь, народ, чтоб жить могли другие!
Твоя ж водой течет меж пальцев день за днем.
Но ты Христос, ты все апостолы святые,
И всё, что значишь ты, в день Пасхи мы поймем.

Хватило бы уже этих строк для того, чтобы понять серьезность проводимой Арагоном параллели между народом и Христом, но автор на этом не останавливается. Он продолжает:

Уже зажглась заря для тех, кто были слепы.
Уснули воины с мечами их... Но вот
В холодный, бледный час из каменного склепа
Сын человеческий в льняном плаще встает.

Они глядят дрожа, они еще не знают,
Что этот луч зари — уже свободный век.
О, мой народ, смотри, как мрак и ложь срывает
Тяжелая рука с их истомленных век.

Вот она, фактически всё та же теология освобождения, но в европейском, а не латиноамериканском варианте.

(Продолжение следует.)

Сергей Кургинян
Опубликовано в газете «Суть времени» №185 от 6 июля 2016 г.
http://gazeta.eot.su/article/o-kommunizme-i-marksizme-53


promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…

  • 1
Я все в толк не возьму, нафига коммунистам-кургиняновцам мосты между марксизмом и религией наводить?
В Бога они не верят. Значит эти мосты - чисто тактического свойства, проще говоря, из желания использовать верующую массу в своих целях. А это уже получается некрасиво.
Манипуляция-с.

Неверно думать, что члены общественно-политического движения «Суть времени» не верят в Бога.

В движении "Суть времени" с самого начала были не только коммунисты, но и те же православные. Причем я еще помню, как в 2011 году были довольно некрасивые склоки между людьми левых взглядов и верующими. А часть верующих говорили, что они вовсе не на коммунизм пришли. Кургинян навел в этом порядок, показав, что независимо от того верующий человек или светский, смотрим на мир мы по-разному, но цель у нас одна. Что коммунисты с их мечтой о новом человеке и человечестве, что православные с их мечтой о царствии праведном на Земле. Слишком многое нас объединяет, чтобы устраивать склоки на пустом месте. Тем более, что во всем мире есть масса примеров, когда коммунистические идеалы вполне гармонично сочетались с верой. Конфликт коммунистов и церкви в СССР с самого начала был обозначен нашим движением, как ошибочный.

Так что не надо говорить, что верующих тут нет, или что кто-то ими манипулирует. И то, и другое утверждение ложно. В СВ собрались верующие, которые разделяют наши взгляды, наши идеалы и наши мечты - слишком во многом схожие для людей светских и верующих.




>В движении "Суть времени" с самого начала были не только коммунисты, но и те
>же православные.
Это по факту.
А с идеологической точки зрения возникает вопрос и к православным и к кургиняновцам.
К православным - о качестве их веры и стойкости убеждений. Что их объединяет с принципиально атеистической организацией? Для чего те, кто верят в Бога объединяются с теми, кто отрицает его существование? Это чисто тактический союз или утрата мировоззренческих ориентиров?
Если тактический союз, то все понимают, чем он должен закончиться - по достижении цели выживет только один член союза. Кто-то кого-то должен съесть или подчинить себе.

>Что коммунисты с их мечтой о новом человеке и человечестве, что православные
>с их мечтой о царствии праведном на Земле.
Это еще одна и достаточно бесстыжая подтасовка Кургиняна, о чем писал уже неоднократно.
Кургинян выволок совершенно маргинальное и не имеющее никакого догматического значения учение о 1000-летнем царстве Христовом на земле и выдал его за христианский идеал. Но это совершенно не так.
Само милленаристское учение, хоть и не является официально осужденной ересью, но имеет статус частного богословского мнения. И совершенно понятно, почему.
Будет это 1000-летнее царство, не будет, будет ли оно 3-х летним или продлится 3 миллиарда лет - не имеет никакого значения. Это просто некая временная остановка на кардинальном пути.

Может быть перед концом света, страшным судом, преображением и наступит некий ограниченный временной промежуток с относительно благополучным земным существованием, а может и нет. Для христианина это - до лампочки. Его цель - совершенная другая. Это обожение, слияние с Божеством (но не по природе, а по энергии), преображение, трансцезус тварного существа.

Однако дело осложняется тем, что сам Кургинян отнюдь не исповедует чистый атеизм, хотя и не говорит об этом явно. Его религия - это некая помесь культа мертвых героев (Тот берег Твардовского), каббалистики-теософии (вспомним его Эгрегор) и богостроительства (идея становящегося бога).
Т.е. сам он исповедует некую мутную синкретическую и архаическую (ибо безличную) религию, о которой по недостатку информации точнее судить сложно.

>Так что не надо говорить, что верующих тут нет, или что кто-то ими
>манипулирует. И то, и другое утверждение ложно.
Первого я не говорил, второе - справедливо, см. выше.

>В СВ собрались верующие, которые разделяют наши взгляды, наши идеалы и наши
>мечты - слишком во многом схожие для людей светских и верующих.
Единственное и фундаментальное, что объединяет коммунизм и христианство - это идея справедливости.
Только христианство глубже и смотрит на перспективы его воплощения более пессиместически, понимая, а) что любое воплощение в земном и тварном не будет совершенным и б) что это не является ВЕРХОВНОЙ ценностью и целью.

//А с идеологической точки зрения возникает вопрос и к православным и к кургиняновцам.//

Грамотно было бы сказать к православным и светским. Потому что нет «кургиняновцев» отдельно от православных.Есть «кургиняновцы» православные и светские. И так было, повторюсь, с самого начала.

//Что их объединяет с принципиально атеистической организацией? //
Еще раз: нет никакой «принципиально атеистической организации». Есть организация, в которой с самого начала заявлено, что в ней нет разделения по вопросу веры. Для нас имеет значение, разделяет ли человек наши идеалы и ценности.

//Для чего те, кто верят в Бога объединяются с теми, кто отрицает его существование? //
Ну, во-первых, вы зря полагаете, что атеист непременно отрицает существование Бога. Это особая категория воинствующих атеистов – по сути та же вера, только со знаком минус.
Нормальный атеист скажет: я не знаю, у меня сведений, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезу о существовании Бога.

Во-вторых, а чему вы, собственно, удивляетесь? Вот смотрите, российское государство управляется людьми, среди которых наверняка есть и люди верующие, и люди светские. Они же объединяются друг с другом, не так ли? И, наверное, не только ради корыстных интересов, но и какие-то общие идеалы у них тоже имеются. Никто же не будет утверждать, что патриотизм бывает только у верующих или только у светских людей. Значит, вопросы веры – это одно, а вопросы, как нам устроить жизнь земную – это другое. Если у человека есть религиозные убеждения и ценности – это не значит, что у него не может быть других убеждений и ценностей.

//Это чисто тактический союз или утрата мировоззренческих ориентиров?//
Это стратегический союз на годы.
И никакой утраты мировоззренческих ориентиров тут нет. Если вы не заметили, то Кургинян как раз подробно и освещает эту тему именно для того, чтобы показать, что конфликта тут нет.

//Это еще одна и достаточно бесстыжая подтасовка Кургиняна, о чем писал уже неоднократно.//
Видимо, не все в СВ читали ваши посты на эту тему. Или читали, но нашли неубедительными.

//Для христианина это - до лампочки. Его цель - совершенная другая. Это обожение, слияние с Божеством (но не по природе, а по энергии), преображение, трансцезус тварного существа.//
На эту цель никто не покушается. Вопрос о построении нового более праведного и справедливого общества – это цель дополнительная, которая не замещает, а дополняет основную.

Кстати, знаете, что такое теология освобождения? Маргиналами вы этих христиан никак не назовете – слишком их много в Латинской Америке. Они считают, что спасение происходит на небе, но начинается на земле. И именно в борьбе за улучшение мира человек обретает спасение. Я не утверждаю, что это так, заметьте, но с моей точки зрения такая позиция достойна уважения.

И, кстати, если уж вы говорите об обожении, то есть и светских коммунистов созвучная мечта о новом человеке, о человеке-творце, раскрепощенном, победившем отчуждение. Я не говорю, что это одно и то же, но почему идеал «новый человек» с его высокими нравственными качествами не может быть некоей ступенью для православного человека? Разве кто-то из православных осуждал людей за высокую нравственность или за то, что они развивали свои физические и умственные способности (притом, не ради только лишь себя, а ради общества)?


Edited at 2016-09-06 10:43 (UTC)

>Нормальный атеист скажет: я не знаю, у меня сведений, чтобы подтвердить или
>опровергнуть гипотезу о существовании Бога.
:)
Примерно, как с зелеными человечками: хер его знает, есть они, нет - на мою жизнь и целепологания это никак не влияет.

>Во-вторых, а чему вы, собственно, удивляетесь? Вот смотрите, российское
>государство управляется людьми, среди которых наверняка есть и люди
>верующие, и люди светские. Они же объединяются друг с другом, не так ли? И,
>наверное, не только ради корыстных интересов, но и какие-то общие идеалы у
>них тоже имеются. Никто же не будет утверждать, что патриотизм бывает только
>у верующих или только у светских людей. Значит, вопросы веры – это одно, а
>вопросы, как нам устроить жизнь земную – это другое. Если у человека есть
>религиозные убеждения и ценности – это не значит, что у него не может быть
>других убеждений и ценностей.
Здесь полностью согласен.

>И никакой утраты мировоззренческих ориентиров тут нет. Если вы не заметили,
>то Кургинян как раз подробно и освещает эту тему именно для того, чтобы
>показать, что конфликта тут нет.
Это для вас (кургиняновцев) нет, я для настоящего верующего (накаленного, на языке Кургиняна) - противоречий масса. Начиная с открытой ереси - проповедуюемого Кургиняном дуализма (равноправие и сражение двух первоначал, Красного и Черного), что есть признак классического гностицизма (не того, которым Кургинян стращает под лейблом "глобалисткого многоэтажного человечества" и который имеет такое же отношения к гностицизму, как нефть, черное золото, к обычному золоту) и заканчивая четвертым измерением как подтверждением существования нематериального мира.

>//Для христианина это - до лампочки. Его цель - совершенная другая. Это
>обожение, слияние с Божеством (но не по природе, а по энергии),
>преображение, трансцезус тварного существа.//
>На эту цель никто не покушается. Вопрос о построении нового более праведного
>и справедливого общества – это цель дополнительная, которая не замещает, а
>дополняет основную.
Различие целей у верующих и кургинянцев носит кардинальный характер. Здесь сталкивается Богочеловечество и старое доброе человекобожие. Для верующего человека человекобожие - бесовщина, очередная попытка построения Вавилонской башни, она же Хрустальный дворец Достоевского, попытка устроиться без Бога и помимо него, сделать бога из себя. Последняя такая попытка была у Ницше, а какое прочтение допускает ницшеанство, мы все хорошо видели.

>Кстати, знаете, что такое теология освобождения?
Не знаю и мало интересуюсь, в частности, и по причине усиленного пиара этой темы со стороны Кургиняна - в явно манипуляторских целях, точно также как это было с миллинаризмом.

>Маргиналами вы этих христиан никак не назовете – слишком их много в
>Латинской Америке.
Назовешь. Местная экзотика, вроде изображения Иисуса в виде негра на эфиопских христианских иконах.

>Они считают, что спасение происходит на небе, но начинается на земле.
Это общехристиансккое положение. В нем нет ничего специфически "теологоосвободительного".

>И именно в борьбе за улучшение мира человек обретает спасение.
А это уже помесь марксизма с христианством, что опять-таки надо отнести на счет местной экзотики.

>И, кстати, если уж вы говорите об обожении, то есть и светских коммунистов
>созвучная мечта о новом человеке, о человеке-творце, раскрепощенном,
>победившем отчуждение.
Коммунисты а) это отчуждение собираются побеждать комическими средствами - обобщением средств производства и б) не понимаю, что более глубокий вид отчуждения, отчуждение экзистенциональное, такими материалистическими и коллективистическими штучками не проймешь.

>почему идеал «новый человек» с его высокими нравственными качествами не
>может быть некоей ступенью для православного человека?
Может, но как промежуточная ступень, временный паллиатив.

//Это для вас (кургиняновцев) нет, я для настоящего верующего (накаленного, на языке Кургиняна) - противоречий масса. //
Настоящий и накаленный – разные вещи. Судить о том, кто настоящий, а кто ненастоящий – это прерогатива Бога.
Что касается накаленности, то она бывает разного рода. Извините, но я встречал христианских неофитов, которые были весьма накаленными, но уровень их знаний был весьма поверхностным. Накаленно можно отстаивать не только истину, но и заблуждения тоже.

//Начиная с открытой ереси - проповедуюемого Кургиняном дуализма (равноправие и сражение двух первоначал, Красного и Черного)//
Знаете, по поводу ереси Кургиняна хорошо сказал один из высокопоставленных батюшек (запамятовал, кто именно, но можно найти). Он сказал таким вот неофитам, кричавшим о ереси Кургиняна: успокойтесь, Кургинян – светский человек, понятие «ересь» к нему неприменимо. Нравится ему изучать православие, пусть изучает. Он не богослов, его размышления на тему религии в РПЦ не обладают никаким авторитетом, их нужно воспринимать не более, чем философские изыскания.

//что есть признак классического гностицизма..//
Я не думаю, что вы достаточно подкованы в теме гностицизма. Как, впрочем, и я, и распространивший эту байку Юлин. Гностицизм сложная штука, о которой по паре статей не судят. Я, к примеру, читал «Религию и социализм» Луначарского. Очень подробное исследование истории христианства, причем Луначарский делает это именно с позиции ученого, хотя и с некоторым марксистским уклоном в виде анализ классовых интересов. В общем, процентов на 90% это научное исследование, процентов на 10 – марксизм с уклоном в богостроительство. Нас интересует именно исследование. Что пишет Луначарский:
Во-первых, гностицизм существовал до христианства и помимо христианства. Во-вторых, разных ответвлений гностицизма в христианстве великое множество. В-третьих, он пишет, что изначально христианство было религией низов, а гностицизм в него привнесла аристократия. И они же действительно делили людей на сорта, рассуждали у кого есть душа, у кого ее нет. И что было серьезно столкновение гностиков и хилиастов.
Могу даже процитировать:
«Борьба между земными и небесными образами Христа составляетъ содержаніе борьбы гностиковъ и милленаристовъ [хилиастов]».

Я просто вижу, что Кургинян не из пальца высосал свои тезисы про гностицизм и хилиазм, хоть и осмысливает это иначе, чем Луначарский. Да, Кургинян тоже упрощает понятие гностики, выделяя ключевой элемент – деление людей на сорта. Насколько правомерно такое упрощение – я не знаю. Я не настолько специалист по гностике, чтобы судить об этом. Но я достаточно в теме, чтобы понимать, что «равноправие начал» - это вовсе не ключевое для гностиков. Сам Луначарский пишет на эту тему, что для гностиков Бог – есть свет, мир – есть тьма, душа находится в плену тьмы. И это никакого отношения к философии Кургинян не имеет.

// (не того, которым Кургинян стращает под лейблом "глобалисткого многоэтажного человечества" //
Пугать не надо. Мир реально скатывается в новый фашизм. И начал скатываться в него именно в тот момент, когда советские элиты сдали советский коммунизм, который был пусть несовершенным, но достаточно сильным фактором, который препятствовал подобному скатыванию. Можете поспорить, если хотите.

//Различие целей у верующих и кургинянцев носит кардинальный характер. Здесь сталкивается Богочеловечество и старое доброе человекобожие.//
Не сталкиваются по одной простой причине. Среди «кургиняновцев», как я уже говорил, есть и верующие, и светские люди. Верующему человеку никакое богочеловечество в СВ не навязывается. В противном случае, верующих бы у нас в организации не осталось. А их много.
Вы не понимаете простой вещи: СВ изначально строится так, чтобы объединять здоровые силы общества, а не разделять их. Не надо считать нас идиотами, которые впаривают верующим то, что идет вразрез с их верой. Зачем нам эта бомба под собственный фундамент? Что, верующий человек без идеи богочеловечества не пойдет спасать свою страну? Нафига козе боян? Вы ж отделяйте реальный СВ от того нелепого образа, который лепят недоброжелатели.

//Не знаю и мало интересуюсь, в частности, и по причине усиленного пиара этой темы со стороны Кургиняна - в явно манипуляторских целях, точно также как это было с миллинаризмом.//

Ну и напрасно. О теологии освобождения десятки статей в интернете. Могли бы и почитать. Мы ведь их читаем - читаем гораздо больше, чем только лишь статьи Кургиняна.
К слову, школа Сути времени называется школой именно потому, что люди проводят исследования определенных тем, и делятся результатами с товарищами. Очень много статей в нашей газете как раз и являются выжимкой из подобных исследований. Так были исследования и теологии освобождения, и еще много чего.

// Местная экзотика, вроде изображения Иисуса в виде негра на эфиопских христианских иконах.//
//А это уже помесь марксизма с христианством, что опять-таки надо отнести на счет местной экзотики.//
Эта «местная экзотика», как вы выразились, это целый континент и чуть ли не каждый пятый католик в мире. Ватикан был вовсе не в восторге от этого направления христианской мысли. Одно время Ватикан боролся с этим направлением – бесполезно. Ничего они с этими «маргиналами» поделать не смогли. Смирились, чтобы сохранить единство церкви.

//Коммунисты а) это отчуждение собираются побеждать комическими средствами - обобщением средств производства и б) не понимаю, что более глубокий вид отчуждения, отчуждение экзистенциональное, такими материалистическими и коллективистическими штучками не проймешь.//

Вот тут вы ошибаетесь. Маркс гораздо более глубокий философ, чем его изображают кондовые советские и постсоветские марксисты. Он то как раз не сводил все к экономике. Он говорил и о человеческой эмансипации. По сути, что произошло в СССР? Была решена (частично) проблема эксплуатации, но не была решена главная задача - восхождения человека. Последним из возглавлявших СССР вождей, кто думал на эту тему, был Сталин. Но он не успел сделать задуманное, а после него все работали в русле чистой экономики.
Нынешние леваки тоже думают больше об экономике. Но не мы. Мы повторять эту ошибку не намерены.

//Его религия - это некая помесь культа мертвых героев (Тот берег Твардовского), каббалистики-теософии (вспомним его Эгрегор) и богостроительства (идея становящегося бога).//
«Религия Кургиняна» - для меня довольно странное словосочетание.

Начнем с того, что Кургинян – человек светский. Своих взглядов он никому не навязывает, и никого ни во что верить не призывает. Единственное, что он делает – это рассуждает. Он философ, который копнул вопросы веры (как умеет), и вопросы марксизма, чтобы показать, что как раз нет никаких неразрешимых противоречий.

Ничто не мешает светским и верующим людям сейчас трудиться вместе над спасением своей страны, а в долгосрочной перспективе над созданием более благого общественного устройства.

Далее, насчет «культа мертвых героев» - с тем же успехом вы можете сказать, что этим культом заражено все общество (бессмертный полк и т.д.) И, скажите, с каких пор православные перестали чтить мертвых героев, отдавших жизнь за отечество?

Что касается богостроительства в рассуждениях Кургиняна, то это, опять же, философия, а не религия. Если хотите, это просвещение верующих людей, чтобы они понимали, метафизику светского человека. Понятно, что верующие никаким богостроительством увлекаться не будут.

//Единственное и фундаментальное, что объединяет коммунизм и христианство - это идея справедливости. //
Не только идея справедливости, но и идея человеческого восхождения. Хотя понимаются они по разному, но немало общего.
Также идея создания общества, построенного на идеалах братства, т.е. общества, где человек не жрет человека. И, разве, не являются монастыри как раз таким местом, где верующие пытаются жить коммунами в соответствии с этими идеалами?

//Только христианство глубже и смотрит на перспективы его воплощения более пессиместически, понимая, а) что любое воплощение в земном и тварном не будет совершенным и б) что это не является ВЕРХОВНОЙ ценностью и целью.//
Я – человек светский, но к этим соображениям отношусь с пониманием. Да, для верующего справедливость – не верховная ценность. Да, верующий вправе сомневаться в идеальности нового общества, которое мы хотим построить. Но это же не значит, что мы вообще не должны его строить. Мы не построим рай на земле. Но если вообще не пытаться строит рай – то придет ад. Просто вглядитесь внимательнее, что происходит в мире, и какие скверные тенденции.


Edited at 2016-09-06 10:46 (UTC)

>Начнем с того, что Кургинян – человек светский.
Это не так. Его заявления: "Я - человек сугубо светский" - полная чепуха, для отвода глаз. На деле он строит свою религию. Какую - я показал выше.

>Далее, насчет «культа мертвых героев» - с тем же успехом вы можете сказать,
>что этим культом заражено все общество (бессмертный полк и т.д.)
Не можем. Статус праздника 9 Мая совершенно другой. Вполне естественно на праздновании военной победы воспоминание тех, кто отдал для нее жизнь. но никто же плясок вокруг костра и с клятвами по этому поводу не устраивает, как это делал Кургиня на одной из летних школ.

>И, скажите, с каких пор православные перестали чтить мертвых героев,
>отдавших жизнь за отечество?
Не перестала. Ни предков, ни павших за отечество, ни святых. Только у церкви к этому списку есть еще маленькая добавочка - Бог.

>Что касается богостроительства в рассуждениях Кургиняна, то это, опять же,
>философия, а не религия.
Это именно религия. Религия становящегося бога. Ибо как же вы собрались совершать трансцензус, выход за пределы наличной природы ("новый человек" на языке Кургиняна) и побеждать смерть (вспомните, сколько раз Кургинян поминал Федорова)?
Если вы думаете, что "новый человек" и победа над смертью это метафоры, красивые слова, то Кургинян говорит об этом всерьез.

>Не только идея справедливости, но и идея человеческого восхождения.
Согласен. На христианском языке это называется спасением.

>разве, не являются монастыри как раз таким местом, где верующие пытаются
>жить коммунами в соответствии с этими идеалами?
Более близкую аналогию коммунистическому идеалу составит, скорее, не общежительный монастырь (ибо есть и пустынножительские), а учение о Церкви - мистическом Теле Христовом. находящемся в согласии.

>верующий вправе сомневаться в идеальности нового общества, которое мы хотим
>построить. Но это же не значит, что мы вообще не должны его строить.
Согласен.

>Мы не построим рай на земле. Но если вообще не пытаться строит рай – то
>придет ад.
Ну, почему же... Вот англо-саксы изначально отказались от постройки рая и строят вполне земной, практичный дом. И очень большой вопрос, кто совершил больше гадостей и положил жизней - они со своим приземленным прагматизмом или мы с нашим высоким идеализмом.

>Просто вглядитесь внимательнее, что происходит в мире, и какие скверные
>тенденции.
А так было всегда. Тенденции, сползания, грозные признаки, багряные сполохи...
Жизнь, история идеть. Эти ее мать.

//Вполне естественно на праздновании военной победы воспоминание тех, кто отдал для нее жизнь//
А вне празднования военной победы – неестественно?

//но никто же плясок вокруг костра и с клятвами по этому поводу не устраивает, как это делал Кургиня на одной из летних школ. //
А это уже пересказ вольной фантазий Арсена Айдунбекова.
Я был почти на всех летних школах. Там есть традиция – в последний день перед отъездом собираться вокруг костра и петь песни. Замечу, что традиция необязательная – многие уезжают еще до костра, никто их не удерживает. Это же не учеба, а просто ритуал прощания с товарищами.

Один раз во время подобного костра Кургинян предложил собравшимся вспомнить о своих слабостях, и избавиться от них. И напомнил о людях, которые героически отдали все, то имели ради победы над врагом человечества. Я не знаю, дураку понятно, что о павших героях вспомнили у костра, для того, чтобы показать пример людей, которые свою слабость преодолели. Короче, обсуждать там нечего. Никаких «плясок» у костра не было, ничего «неествественного» или оскорбительного по отношению к нашим героическим предкам не происходило.
К сведению: Айдунбеков, словам которого вы почему-то безоговорочно верите, пол года до этого конфликтовал со всем по любому поводу. Он нашел удобный повод свалить, нагадив на прощание бывшим товарищам.

// Только у церкви к этому списку есть еще маленькая добавочка - Бог.//
У светских людей нет такой «добавки», но тем значимее для них духовные переживания общности с героями своего народа.
Что написала Паша Савельева перед смертью в застенках Гестапо?
«Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено — ни рук, ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай».
За это умирали за лучшее будущее для России и всего мира. Те, кто разрушал Союз, грабил и растлевал свой народ - они плюнули на могилы этих мертвых героев. И этого предательства павших я не прощу никогда.

//вспомните, сколько раз Кургинян поминал Федорова//
Федоров, кстати говоря, гораздо глубже и сложнее, чем принято считать. Если бы Федоров пишет ересь, то как объяснить такие вот отзывы об его идеях:
Вл. Соловьев: "Прочел я Вашу рукопись с жадностью и наслаждением духа, посвятив этому чтению всю ночь и часть утра, а следующие два дня, субботу и воскресенье, много думал о прочитанном. "Проект" Ваш я принимаю безусловно и без всяких разговоров... Со времени появления христианства Ваш "проект" есть первое движение вперед человеческого духа по пути Христову. Я со своей стороны могу только признать Вас своим учителем и отцом духовным ... Будьте здоровы, дорогой учитель и утешитель". Л. Толстой говорил о Федорове: "Я горжусь, что живу в одно время с подобным человеком". (Поэт) А. Фет [Шеншин] прибавляет от себя: "Много надо иметь духовного капитала, чтобы заслужить такие отзывы, ибо не знаю человека, знающего Вас, который не выражался бы о Вас в подобном же роде". Очень высокого мнения о Федорове был и Достоевский, который писал Петерсону: "Он (Федоров) слишком заинтересовал меня... В сущности совершенно согласен с этими мыслями. Их я прочел как бы за свои".

//Если вы думаете, что "новый человек" и победа над смертью это метафоры, красивые слова, то Кургинян говорит об этом всерьез.//
Так и в чем ересь, что Кургинян об этом говорит? Мало было в 19-20 веке светских ученых, которые говорили, что вот-вот, еще немного и великие научные достижения сделают человека всемогущим. Эта вера в науку свойственна какой-то части людей безотносительно к тому, коммунисты они или нет. Соглашусь, что это – вера. Вера в человека и человечество, вставшее на путь благого восхождения. Но это вера, а не религия. И название этой вере – гуманизм.


Edited at 2016-09-06 20:38 (UTC)

P.S. Извините за длинные простыни. Хотя я пишу о том, в чем я с вам не согласен, но мне вообще приятно вести с вами беседу. Просто интернет не передает эмоций, и не всегда понятно, в какой тональности вам отвечает собеседник. Хоть взгляды наши различны, мне нравится, что позиция у вас обдуманная и сложная.

>>Мы не построим рай на земле. Но если вообще не пытаться строит рай – то
>>придет ад.
>Ну, почему же... Вот англо-саксы изначально отказались от постройки рая и строят вполне земной, практичный дом. И очень большой вопрос, кто совершил больше гадостей и положил жизней - они со своим приземленным прагматизмом или мы с нашим высоким идеализмом.

а вот это кстати не вопрос - именно они, это просто видно из сравнения каждой клеточки обычной жизни сегодня и в советские времена. Насколько сегодня всё пропитано жестокостью, бесчеловечностью и беспределом, и насколько всё было иначе в советские времена. Если бы России не существовало в качестве уравновешивающего полюса жизни, то они развернулись бы вовсю


PS. Кстати говоря, я тоже верующий человек

Спасибо!
Сначала подумала, что это Багратион )

Сергей, спасибо Вам за такую полемику...
Зайду к Вам на страничку...

  • 1