nihga (nihga) wrote in eot_su,
nihga
nihga
eot_su

Category:

Западная антиутопия, часть 1.



Сегодня состоялось очередное заседание литературного клуба "Аврора", в библиотеке им. Некрасова г.Ижевска. Темой сегодня было сравнение советской утопической литературы и западной - антиутопической. Лично присутствовать на клубе по личным причинам я не смог, но доклад на клуб свой - представлял. Моей темой была - западная антиутопия. Т.к. доклад большой, я снова делю его на две части, для удобства чтения.

Для начала необходимо определение, что собственно такое антиутопия, ведь мы точно должны знать, в чём предмет нашей беседы. «АНТИУТОПИЯ - самоосознающее течение в литературе, представляющее собой критическое описание общества утопического типа. Она выделяет наиболее опасные, с точки зрения авторов, общественные тенденции. (в аналогичном смысле в западной социологической литературе употребляются также понятия «дистопия», т.е. «искаженная, перевернутая» утопия, и «какотопия», т.е. «страна зла»). Антиутопию можно представить в качестве своеобычной саморефлексии жанра социальной утопии. Она существенно меняет ракурс рассмотрения идеального социума: подвергается сомнению сама возможность позитивного воплощения, какого бы то ни было преобразовательного интеллектуального проекта» (Новейший философский словарь. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов. 1999).

Тема нашей сегодняшней встречи, достаточно непростая. В первую очередь потому, что мы, противопоставляя западную антиутопию советской утопии, как будто имеем ввиду, что это вот такое западное явление, которое исходит от них же, и создано в противовес советской и вообще утопии (как образу идеального общества), борьбы с советским образом будущего и вообще с образом будущего позитивным. Однако это и так, и не так.

Не так, потому что антиутопия изначально не есть дитя Запада. Это продукт творчества российского, а затем советского писателя начала ХХ века, Евгения Замятина (который является, во многом, продолжателем дела (крайней острой социальной сатиры) Салтыкова-Щедрина и Гоголя – писателей которых сам Замятин считал своими учителями – но об этом подробнее ниже), и речь идёт, конечно, о его романе 1920-го года «Мы» (он считается первой антиутопией). Писатели зарубежные (Хаксли, Блер-Оруэлл), затем раскрутившие модную антиутопическую волну на Западе, учились у него и создавали свои книги на примере «Мы».

А так, потому что, если утопия – это проект невозможного по тем или иным причинам сверхблагого настоящего или будущего (а о советской утопии такого типа был первый доклад), то антиутопия – проект невозможного будущего сверхзловещего, рассчитанный на противопоставление и дискредитацию вышеописанных благих утопических идей (помните в определении Новейшего философского словаря - критический взгляд на утопию и возможность идеального устройства общества? Т.е речь идёт о проблематизации (уже сразу, тогда, чуть не постмодернистской!) утопий как истинной цели антиутопии). И потому, данный жанр изначально не может не быть борьбой с социализмом и любой его возможностью построения/воссоздания, как более прогрессивным и более гуманным общественно-политическим строем, по сравнению с либеральным классическим капитализмом, апологетами которого являются авторы антиутопий (речь в первую очередь о «классиках» жанра, опять же - Хаксли и Блере-Оруэлле).

В связи с вышесказанным, ещё одна характерная особенность антиутопии - идея воинствующего антиколлективизма (начал это всё тот же роман «Мы») т.е. неподчинению воле коллектива воли индивидуума. Почти мифологической (да, в общем, и не «почти» …) борьбы героя-одиночки за право сохранения в себе человеческого, с подавляющим, бесчеловечным обществом будущего (у авторов антиутопии – оно такое по определению), такого человеческого в индивиде. Любви, сострадания и взаимопомощи, или даже вообще «души», как говорит Замятин («У вас проснулась душа!» – ставит доктор диагноз выпадающему из такого общества герою «Мы» Д-503). Фактически, говоря о таком обществе, Замятин и его последователи, о которых мы тоже будем говорить – Хаксли и Блер-Оруэлл, имеют ввиду тоже, что Поппер позднее называл в своих книгах обществом «тоталитарным», подавляющем и разрушающем отдельную личность. Термином, конечно, лживым и не соответствующем действительности, который он (Карл Поппер) приписывал социализму вообще и советскому в частности (и в первую очередь, конечно,) таким образом приравнивая диаметрально противоположные коммунизм и фашизм. Что и изначально было неправдой и особенно ярко видно теперь, по прошествии лет на фоне стремительно фашизирующегося современного Запада и становящегося уже постклассическим капитализмом (т.е. почти полной противоположности капитализма классического) в котором есть зачатки всего того зверского и «тоталитарного» о чём так ярко живописуют Хаксли и Блер-Оруэлл, приписывая эти вещи (в первую очередь это касается, конечно Оруэлла) социализму.

Такое совпадение взглядов создателей антиутопий и главного идеолога т.н. «либерализма» ХХ века не случайно, т.к. К.Поппер являлся членом «Фабианского общества» (ФО), которое данные идеи (под разным соусом, вплоть до "эволюционного социализма") распространяло. Замятин, конечно, в английском элитном обществе состоять не мог (мало того, что неровня, так ещё и русский!). И по Хаксли прямых данных о его членстве в ФО нет (но, к примеру, его покровителем в Оксфорде был сам м-р Г.Уэллс – один из основателей ФО, т.е. минимум косвенное влияние идей ФО на него имело место и возможность быть). А вот про Оруэлла есть какие-то сообщения о его членстве в ФО наряду с тем же Поппером или Б.Шоу (но скорее всего это если и было, то в тот период после войны, когда в ФО сразу резко пришло и также резко ушло большое количество людей, так что конечно нужно относиться к таким сообщениям с поправкой на ветер). Во всяком случае, точно известно, что Оруэлл ненавидел социализм советский и не считал его социализмом, хотя себя считал подлинным социалистом (при этом фактически являясь певцом либерального капитализма, о чём я уже писал выше или всё того же "эволюционного социализма").

Так вот, именно коллективизм, по мнению Поппера, прямо совпадающему с авторами самых известных западных антиутопий – это главный враг открытого общества, идеал которого он вообще видит в «товариществе индивидуумов, связанных минимумом социальных связей» («Открытое общество и его враги»). Это коллективизм, позволяет классам угнетённым и потому подверженных свирепому отчуждению со стороны класса правящего, буржуазного, а потому любые его проявления и зачатки в подчинённых стратах общества, должны быть беспощадно уничтожены. Поэтому и в антиутопиях коллективизм представлен в крайней, извращённой и насильственно насаждаемой «тоталитарным» государством форме, как метод превращения свободной человеческой личности в т.н. «винтик системы», абсолютно несвободный, расчеловеченный и бездушный. Мало того, как правило тех, кто это человеческие качества смеет проявлять или пытается обрести, антиутопическое государство безжалостно подавляет со всей мощностью антиутопически же зловещего и извращённого государственного механизма. Это такой абсолютный «новый порядок» приписываемый, по вышеуказанным причинам, любой форме социализма. Вообще любому строю, предполагающему снос капитализма, так любезного авторам антиутопий.

Напомню немного о ФО, а тех, кто незнаком с темой и кому это интересно, адресую к циклу статей А.Кудиновой «Поппер и другие» в газете «Суть времени», посвящённой ФО, его целям, видным членам и т.п. Итак, ФО – это организация английской буржуазной элиты, которая поняв, что то, что написал Маркс о том, что буржуазия сама создаст себе могильщика – пролетариат, который свергнет её господство революционным путём, верно; предложила взамен т.н. «эволюционный», ненасильственный путь решения этого вопроса и склоняла английскую правящую элиту к тому, что Маркс называл «подкупом пролетариата». Т.е., к проведению более щадящей социальной политики и принятию разнообразных примирительных уступок с обеих сторон. Идеи ФО затем легли в концепции английской Лейбористской партии. Идеи эти, по сути своей, имеют целью свести борьбу пролетариата на нет и усыпить его бдительность, в целях сохранения господства правящего класса – буржуазии. В качестве примера и доказательства этого, можно привести следующий тезис ФО: право на средства пр-ва должно перейти во владение всего общества тоже эволюционным путём, т.е., само собой. Почему вдруг капиталисты должны отдать добровольно это свое почти трехсотлетнее право и лишиться т.о. господства и где они чего кому отдали – об этом не говорится ничего. При всём том, фактически, отчуждение и эксплуатация никуда не делись и даже приобрели новые, особо извращённые формы. Вот именно поэтому герб ФО – волк в овечьей шкуре (это вообще-то ещё и проявление того самого английский аристократического юмора).

Но, от вопросов социальных и политических, без которых антиутопии как таковой – нет, она создана именно в этой канве, вернёмся собственно к антиутопии и перейдём непосредственно к произведениям. Я предлагаю рассмотреть (вкратце, конечно) классические вещи – «Мы» Замятина, «1984» Оруэлла и «О, дивный, новый мир!» Хаксли. Все нынешние произведения идут в их кильватере и потому без понимания классики этого жанра антиутопию рассматривать не очень имеет смысл.

Итак, Замятин и «Мы». Роман 1920 года. О нем нужно поговорить, несмотря на название нашей темы, подробнее, т.к. роман не есть чистая антиутопия, как тот же «1984». Тут, кроме крайней сатиры на общество советское – т.е. уже упомянутого влияния Гоголя и Салтыкова-Щедрина, чувствуются и традиции Достоевского. Автор, говоря устами героя, всё время раскрывает души своих персонажей, которые, несмотря на все старания т.н. Единого Государства, сохранились в людях. В романе заданы все классические элементы антиутопии, потом почти тик в тик скопированные Хаксли и Оруэллом:

1)  уже упомянутое Единое Государство (кстати, почему-то сразу вспоминается наше ЕГЭ…), основа которого максимальное подавление личного и человечного;

2)   сверхупорядоченный образ жизни в ЕГ - всё время жизни жителей ЕГ расписано на особой Скрижали (прямая параллель с Моисеем и заповедями Божьими);

3)   декларируемая этим государством великая цель – здесь это сверхкосмолёт Интеграл, с помощью которого Единое Государство планирует проинтегрировать всю вселенную и принести истину и счастье народам её (вселенной);

4)   максимальная несвобода под предлогом единения и тотальная такой несвободы пропаганда – нельзя закрывать шторы без разрешения, прогулки только строем, любое опоздание или не приход на мероприятия со Скрижали должен быть обязательно обоснован и пр.;

5)   выморочные половые отношения – здесь всё это по записи и розовым талонам (между прочим, этот образ эксплуатировали в перестройку всяческие юмористы типа Петросяна…);

6)   отсюда – максимально обезличенные обитатели ЕГ – у них даже вместо имён литеры;

7)   кастовость – литеры обозначают разряд, к которому принадлежит тот или иной житель ЕГ;

8)   внешний враг ЕГ – то, что находится за Зелёной стеной и всё время пытается прорваться внутрь ЕГ, уничтожить его;

9)   Благодетель – хозяин этого мира, у Замятина это такой вариант чуть не гностического Демиурга;

10)  тотальный контроль – институт вездесущих и за всем смотрящих Хранителей, призванных охранять покой и существование ЕГ;

11)   уничтожение центра фаназии хирургическим путём – это то, что Оруэлл потом назвал «промывкой мозгов»;

12)   главный герой – «винтик системы», внезапно осознающий себя личностью и вообще человеком;

13)   различные тоталитарные институты ЕГ, в которых участвует или трудится на благо ЕГ главный герой;

14)   крайне двусмысленные крамола и протест против ЕГ, которая распространяется только высших кастах ЕГ и перемешана с Хранителями;

15)   некий персонаж, заставляющий совершить героя грехопадение в этом тоталитарном раю – I 303, революционерка готовящая мятеж;

16)   неудача мятежа, негативное окончание романа, безнадёжность.

В принципе, уже тут просматривается весь классический сюжет, который практически в этом же виде, с некоторыми купюрами и изменёнными деталями, воплощён в большинстве последующих произведений жанра. Но, в отличие от своих западных последователей и продолжателей, Замятин продолжает традиции великой русской литературы XIX века и поэтому это также история о любви и страсти, о невинности и грехопадении, о противостоянии Человека и Природы, о потерянном рае и тут это чуть ли не гностический миф об отпадении Человека от благого запредельного Бога в мир Демиурга, история космического противостояния Хаоса и Порядка. Причём симпатии Замятина – на стороне Хаоса (его герои говорят, что христиане поклонялись Энтропии (т.е. упорядоченности и гуманизму) которой противостоит Энергия (т.е. хаос и Зверь)) . Тут снова проявляется тоже, что Ницше описывал в «Рождении трагедии и Духе музыки» когда описывал противостояние Диониса (тёмного, природного, хаотического) и Апполона (светлого, человеческого, упорядоченного). По сути Ницше задал тогда главный вопрос человечества – куда оно, человечество должно идти теперь, когда Бог умер (т.е. настала светская эпоха - Модерн). Ницше предлагает человечеству путь заданный Гете - т.е путь фаустианский, магистральный путь западной цивилизации. Путь использования зла и тьмы и окончательного примирения с ними. Пробуждения зверя в человеке, антигуманизма и потому антихристианства.  Тотального человеческого неравенства. Крайний вариант этой философии мы уже видели однажды в истории, его уничтожили наши отцы и деды (уже теперь и прадеды) в 1945-м году, в Берлине.

Возвращаясь к Замятину, нужно сказать, что это был человек подобный Егору Летову, суть свою последний очень точно выразил в песне «Я всегда буду против!» и для Замятина это тоже абсолютно справедливо. Когда большевики (а Замятин был до того большевиком) пришли к власти в 1917-м и по окончании Гражданской войны стали строить новое мощное государство, он стал их, советского государства и большевизма ярым противником, что и вылилось в роман «Мы». Такого типа людям нужно какое-то хаотическое кипение, какая-то бешеная и больная страсть (какая описана между Д и I), революционная ненависть во всех сторонах жизни – это легко узнаваемая позиция Троцкого о мировом костре революции, в огонь которой последний предполагал бросить Россию. Отсюда, из разочарования ввиду непринятия ВКП(б) идей Троцкого и родилось это выморочное, извращённое и доведённое до абсурда замятинское описание строящегося в СССР начала 20-х годов уже вполне аполонического, монументального государственного. То самое «Заковывание лавы в бетон», которое, по словам Есенина, умерший В.И.Ленин завещал своим наследникам – строительство государства нового типа. Которое и победило потом, вышло первым в космос, создало до сих пор непревзойдённую военную мощь и пр.

Запад, не мог не взять себе на вооружение такого типа оружие, написанное человеком, знающим систему социализма (как главного врага и угрозу правящему там классу буржуазии), особенно его болевые точки, изнутри и не развить его. Что и сделали главные последователи Замятина – Хаксли и Блер-Оруэлл. Этим же занималось ФО, как волк в овечьей шкуре, как бы выступающий на стороне классов угнетённых и эксплуатируемых, а фактически преследовавшее цели сохранения господства буржуазии (что мы и видим до сих пор в политике наступающего глобализма, посткапитализма – уже максимально дегуманизированного согласно рецептам Ницше).

На этом часть первая окончена, завтра будет часть 2.

Tags: Запад, война с культурой
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments