dialexika (dialexika) wrote in eot_su,
dialexika
dialexika
eot_su

Categories:

«В забвении печальной смерти»?

Продолжая тему инверсии в прочтении образа Прометея (газета «Суть времени», № 168), нужно понять, что значило скульптурное изображение Прометея во дворе министерства пропаганды и просвещения фашистской Германии. Была ли это просто одна из многочисленных статуй, которую наряду с другими античными образами не слишком сложно использовала пропагандистская машина Третьего рейха, или можно говорить о чем-то большем? Например, о необходимости вывернуть наизнанку эту крайне важную для обос­нования гуманизма фигуру. Для того чтобы выявить такие попытки и оценить, насколько они пригодны для оформления «Черного Прометея», воспользуемся работой А. Ф. Лосева «Проблема символа и реалистическое искусство» и рассмотрим описанные в ней случаи.

«Уже в 1773 году Гёте пишет свою неоконченную драму «Прометей» <...> где прославляется человеческое творчество с пантеистической трактовкой самого образа Прометея. Символика Прометея здесь восстанавливается со всей своей идеей бесконечности, но в духе тогдашнего индивидуализма, внутренняя сущность которого есть в данном случае пантеизм».

Пантеистическая трактовка каким-то образом представляет Прометея проявлением безначальной и бесконечной Природы, ее духом-посланцем, одним из обертонов которого, несомненно, является еще и дух Земли. То есть речь идет о хтонике, столь притягательной для оккультного фашизма по причинам метафизического характера, но не только поэтому. Ведь западная культура в значительной мере возжелала этой хтоники еще до прихода фашизма и сама упала ему в руки. Это было соединение «по зову сердца». Вот что об этом пишет С. Аверинцев в работе «Образ античности в западноевропейской культуре XX в»: «Смутные глубины архаического мифа полюбили, еще не увидев, а только почуяв. <...> Мифологическую архаику искали в прошлом, потому что мечтали возродить ее в настоящем».

«На первом плане в этой незаконченной драме Гёте — не просто художественное творчество, но творчество Прометеем людей для их вечного пребывания в области всякого рода страстей и чувств, радости и страдания, переполняющих душу вплоть до желания умереть».

Это трактовка полноты жизни как дионисийского пира, океана хаоса и в итоге разбуженного танатического начала. То есть дар гётевского Прометея людям — бушующий огонь дионисийства, раскачивающий его радостями и страданиями и приводящий опустошенного этой раскачкой человека к «освобождению» через смерть.

Прометею Гёте здесь принадлежат слова, в точности описывающие опыт мистического (в его типичном неоплатоническом гностическом варианте) слияния с Абсолютом:

И всё вокруг тебя сникает в ночь,
И в несказанном ощущенье ты
Весь мир объемлешь, —
Тот миг есть смерть.

Интересно также, что А. Лосев указывает на существование легко совместимых с пантеистическими, неоплатонических трактовок Прометея: «...настоящую рефлективную интерпретацию мифа о Прометее мы можем найти только в <...> неоплатонизме <...> Только там мы и найдем разрешение вопроса о примирении Зевса и Прометея» (Лосев А. «Проблема символа и реалистическое искусство»).

То есть Лосев обращает внимание на то, что и в дальнейшем тема Прометея была востребована в понимании, полностью противоположном эсхиловскому, причем не менее глубоко осмысленном.

Еще одним свидетельством того, что Прометей в его эсхиловском виде положительного героя устраивал далеко не всех, является следующее: «Читая Горация и Проперция, мы должны сказать, что только в Риме раздалась глубочайшая критика подвига Прометея» (Лосев А. «Проблема символа и реалистическое искусство»).

Эта критика не носила характер мейнстрима, но она была вписана в римскую культуру просто по факту того, что эту критику оформили Гораций и Проперций. При этом понятно, что, наследуя римскую идентичность, западная культура в соответствующее время нашла возможность развить и этот взгляд на прометеизм.

Стоит упомянуть еще одно интересное высказывание А. Лосева: «Платон упоминает о Прометее не раз, и если в «Горгии» (523 d) говорится о даровании людям от Прометея забвения смерти...» То есть здесь говорится, что Платон в качестве дара Прометея людям рассматривал... забвение ими смерти. В отличие от Эсхила, у которого в числе даров человеку упоминалась утеря провидческого дара.

«Эсхиловский» дар, о котором говорит Платон, заслуживает отдельного размышления (оно будет позже). Пока же заметим только, что все-таки эти два «дара» — сильно разные вещи, потому что утеря знания о смертности лишает человека переживания главного метафизического вызова, и фактически превращает его в мирно пасущееся животное, радующееся и страдающее, но не имеющее возможности, а главное — желания, к беспокойному стремлению изменять и спасать мир. Что вполне соответствует взглядам Платона на мир и роль человека в нем, когда любые изменения исходного благого состояния (золотого века) только ухудшают однажды созданное. Поэтому маленькая оговорка о забвении смерти, не меняя поверхностного восприятия Прометея как дарителя благ и не предъявляя его как отрицательного героя, полностью изменяет сущностное содержание его дара.

В работе А. Лосева указывается на еще одно конструирование «альтернативного» Прометея: «К. Шпиттелер в своем романе «Прометей и Эпиметей» (1880–1881) рисует Прометея в виде прямого предшественника ницшеанского сверхчеловека. Это — бунтовщик, признающий только закон сверхности...» (Лосев А. «Проблема символа и реалистическое искусство»)

Вряд ли эта книга и созданный в ней образ Прометея несут гуманистический смысл, но на важный вопрос, в чем заключается суть огня, который передает человеку такой Прометей, можно будет ответить, только внимательно разобравшись с этим, что и постараемся сделать далее.

Георгий Домский
Отклик на статью «О коммунизме и марксизме — 31» из №163 от 3 февраля 2016 г.
Опубликовано в газете «Суть времени», №172 от 6 апреля 2016 г.
http://gazeta.eot.su/essay/v-zabvenii-pechalnoy-smerti

Subscribe

promo eot_su february 26, 2015 13:13 45
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments