?

Log in

No account? Create an account

eot_su


Сообщество «Суть времени» в Livejournal


Previous Entry Поделиться Next Entry
Стремиться к идеалу — наша судьба
temirgaleevee wrote in eot_su

Всё чередом идёт вперёд — Господь всех нас ведёт,
Лишь веры сердцу моему подчас
недостаёт

Прошёл 8 марта, международный женский день. И, наверное, вчера не было тех, кто не желал бы прекрасной половине человечества любви, не вспоминал об этом святом чувстве… Но всегда ли мы осознаём его идеальный смысл и действуем сообразно ему?

Идеал любви

Четверть века безыдеальной жизни с лозунгом «успешность любой ценой» не могли не размыть восприятие этого многозначного слова. Зачастую, по сути, приходится признавать, что видишь «любовь», которая стремится получить от жизни всё — именно для себя. И, если честно покопаться внутри, ходить за примером далеко не придётся. А ведь есть и другая «любовь», которая готова пожертвовать всем ради любимого.

Отыскать во всём многообразии смыслов «любви» настоящий помогает наша традиция — некий фильтр, имеющий в основе своей Божественное начало [1]. Любовь к людям горьковского героя Данко в стремлении спасти их заставляет его изъять из своей груди сердце, свет которого разорвал кольцо тьмы и вывел людей из мрака. Двигаясь к истокам традиции великой русской литературы, мы через православное христианство приходим к служению Иисуса Христа. В преддверии Своего Крещения Иисус обращается к ученикам — «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк.12:49), говоря об огне, который должен очищать сущность нашего мира, преобразуя его к новому, лучшему.

Крещение Христа возжигает этот огонь и оставляет в мире христианское учение, фундамент которого стоит на двух заповедях любви — к Богу и к ближнему. Любовь к Богу выражается проявлением взаимности в существе нашей любви — она должна уподобиться той, с которой Бог послал Сына Своего на смерть во искупление грехов всего падшего человечества, с которой Сын Божий, не имея на Себе греха, и, восприимчивый, как и мы, к страданиям — «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26:39) — исполнил волю Отца ради нашего спасения. Любовь к ближним — сотворённым по образу Божию, является выражением любви к Богу на деле, мерой этой любви, т. к. непосредственно Богу человек ничего не может дать, ибо сам всё получает от Него. Прп. Иустин (Попович) кратко выразил взаимозависимость заповедей любви словами — «Любовь к человеку без любви Божией есть самолюбие. А любовь к Богу без любви к человеку есть самообман».

Всё это жизни недостойно —
Бесплодный, мертвенный покой
И страсть, бурлящая привольно, —
Нас погружают в мир дрянной

Себялюбения, гордыни
И несвершаемых надежд —
Путь духа в выжженной пустыне —
Конец бесчувственных невежд.

О, если сердце разгорится
Животворительным огнём —
Изнутрь осветит наши лица —
В нём пребывая, не умрём!

Именно такое, не требующее ответа чувство, живописует Константин Романов в стихотворении «Любовь вечна»:

Любовью ль сердце разгорится,
О, не гаси ее огня!
Не им ли жизнь твоя живится,
Как светом солнца яркость дня?

Люби безмерно, беззаветно,
Всей полнотой душевных сил,
Хотя б любовию ответной
Тебе никто не отплатил…

И если возникает взаимность этой, духовной любви меж людьми, ничто в мире не способно повредить ей — она лишь прекращается на земном пути, чтобы продолжиться далее в вечности — «Свое Бог дает человеку: и делаются человеку человеки своими, на время по плоти, на веки по духу, когда Бог благоволит дать этот дар человеку» (свт. Игнатий (Брянчанинов)). Об этом окончание стихотворения К.Р.:

…Пусть говорят: как все в творенье,
С тобой умрет твоя любовь —
Не верь в неправое ученье:
Истлеет плоть, остынет кровь,

Угаснет в срок определенный
Наш мир, угаснут тьмы миров,
Но пламень тот, Творцом возжженный,
Пребудет в вечности веков.

В советской литературе, наследующей русской, мы не можем не найти преемственности традиции. Так, слова «Песни о тревожной молодости», хотя и ограничивают передачу смысла духовной любви рамками земной жизни, но сути — её нерушимости — не меняют:

…Пускай нам с тобой обоим
Беда грозит за бедою,
Но дружба моя с тобою
Лишь вместе со мной умрёт…

Там же показана подобная черта христианского брака, как единожды возможного и нерасторжимого союза мужчины и женщины:

…И так же, как в жизни каждый,
Любовь ты встретишь однажды, —
С тобою, как ты, отважно
Сквозь бури она пройдёт…

Для православных христиан это соединение в вечности двух частей единого в целое Самим Богом — благодатный и неотменимый Божий дар — «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мк.10:9) [2].

Меня лишь смерть с тобою разлучит,
Но души наши разделить не в силе —
Так совершен в них вложенный магнит,
Который небеса нам подарили.

Идеал любви — в жертвенности ради любимого и постоянстве. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1Кор.13:4-8).

Светлое будущее — воплощение идеала

Патриарх Кирирлл, обращаясь к участникам IV Рождественских парламентских встреч в Совете Федерации, говорил, что «в идеале право должно проецировать нормы нравственного закона на различные стороны жизни людей» [1]. А весь нравственный закон утверждается на двух заповедях любви.

Умом постиг я направленье
В котором должно путь держать —
Так мимолётное виденье
Нас побуждает оживать…

Душа поёт и ввысь стремится
И жаждет горы повернуть;
Возможность дай обогатиться —
Направь на верный горний путь.

Служить Отечеству и жизни,
И человечество принять
Семьёю братий, благу ближних
Свой труд до капли посвещать.

И Новый Век зарёю алой
Осветит тропы всех дорог;
Для счастья надо нам так мало —
Знать, что не зря создал нас Бог.


Подобную картину будущего изобразил отечественный учёный и писатель Иван Ефремов в романе «Туманность Андромеды». В основание всего общественного устройства положен тот самый нравственный закон подлинной человечности, выражающийся в идеальной любви к людям. Именно в этом суть произведения Ефремова. Здесь необходимо сделать оговорку, что оно изобилует деталями, с которыми по отдельности можно не соглашаться, но выделяя существо, главное — «Не судите по наружности, но судите судом праведным» (Ин.7:24) — невозможно не признать, что гуманистичность стоит в центре всего, и что персонажи в своих действиях руководствуются прежде всего идеалом любви. Высшая ценность для каждого человека — труд для блага других и ради движения человечества вперёд. Это естественная общественная норма, ставшая традицией для одной большой коммунистической семьи, которой живёт человечество Ефремова.

Показывает автор и пути любящих сердец — в отношениях главных героев Эрг Ноора, члена Совета Звездоплавания, начальника 37 звёздной экспедиции и командира звездолёта «Тантра», Дар Ветра — заведующего внешними станциями Великого Кольца, историка Веды Конг, Низы Крит — астронавигатора «Тантры». Характерная черта в чувствах героев — их любовь никогда не ищет своего. Подробнее говорить смысла не имеет — кто-то и сам уже всё знает, а кому-то ещё предстоит обо всём прочитать — и поставить точку хотелось бы стихотворением:

Златою россыпью чело твоё обрамлено — тончайшая вуаль
Скрывает взгляд бездонных глаз — души моей печаль.
Ты знаешь ли о счастье том, когда друг друга взяв,
Сердца идут одним путём, смысл жизни осознав?
Рассвет встречает шаг двоих на новую версту,
Луна заходит, их одних оставив на посту.
Любовь горит, и стук сердец синхронен день за днём,
И каждый Богом данный миг освечен их огнём.


В качестве небольшого отступления — пара слов об экранизации романа. В 1967 году вышла первая часть, кадры из которой использованы выше в качестве иллюстраций. По ней учился снимать фантастику Джордж Лукас — режиссёр гораздо более известных у нас сейчас «Звёздных войн». Вторая часть не была снята из-за смерти в 1969 году актёра Сергея Столярова, игравшего роль Дара Ветра, имя которого стало производным для одного из персонажей в фильме Лукаса…

Стремиться к идеалу — наша судьба

Возвращаясь из светлого будущего в настоящее, к традиции, помогающей нам выбирать из всего нового самое важное и существенное и направляющей тем наше движение вперёд [1], традиции, которая в своих глубинных основах стоит на православных ценностях, хотелось бы обратиться к седьмому стиху молитвы оптинских старцев. Господи… «Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая». Почему в нём речь идёт именно о «семье», а не о, скажем, ближних, всех людях? Мне кажется, ключ понимания в том, что смысл, вложенный в слово «семья», всегда близок человеку и эти слова принимаются сердцем вне зависимости от его христианского совершенства.

Если обратиться к потребительскому обществу, в котором цель жизни человека — получение удовольствий, то налицо будет и атомизация такого общества, потому что максимум удовольствий для себя человек находит, когда ничем не обременён. Так расцветает субкультура «чайлдфри», формируются индивиды, для которых понятие «семья» замыкается на них самих, т. е. вообще теряет смысл. Как и приведённый стих молитвы.

В традиционной семье родственные, близкие отношения между её членами естественны, потому подразумевают стремление всегда действовать «прямо и разумно…» — с любовью, которая не ищет своего. И хотя теперь это большая редкость, но советский опыт красноречиво говорит нам о дружных рабочих коллективах, живущих как одна большая семья. Для совершенного христианина семьёю являются все человеки — его братья и сёстры, ибо один у всех Отец — Который на небесах.

По мере духовного роста человек приближается к Богу и становится ближе ко всем людям — ширится его чувство семьи. Это взаимосвязанные процессы, которые авва Дорофей иллюстрирует как движение к центру круга:

Отражение такого внутреннего мироощущения, миропонимания на все стороны жизни людей — политическую, экономическую, социальную, культурную и прочие — составляет сущность перехода к новому, коммунистическому обществу, модель которого описана в романе «Туманность Андромеды».

Советские люди и СССР были первопроходцами на этом пути. Да, они сбились и не дошли до цели. Но это не только не говорит о ложности или недостижимости цели — для этого мы должны полностью отказаться от своей традиции, т. е. от самих себя, — но и увеличивает нашу коллективную ответственность за её достижение. Ведь было ли когда такое, чтобы русский человек, упав, тем паче бывши сбит с ног, не поднялся и не дошёл до своей цели? Это самое уже часть нашей традиции, выстраданной всей нашей историей, и потому — наш долг перед предками — показать всему миру, что можно отбросить принцип «человек человеку — волк» и жить, видя в каждом друга, товарища и брата, положив любовь в основание всех человеческих отношений.

Наша судьба

У нас хорошая память:
Живые забыть не смеют
Погибших за наше дело,
У нас нет иных святых.

У нас есть твёрдая вера:
Весь путь, что судьбой отпущен,
Пройти мы сумеем честно
И жизнь не сломает нас.

У нас счастливые судьбы, —
Мы знаем любовь и нежность.
В борьбе мы себя сжигаем
Во имя такой любви!

Мы верим в свое бессмертье, —
Когда мы устанем биться,
На смену придут другие,
Моложе и лучше нас…

Источники

1) Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии IV Рождественских парламентских встреч в Совете Федерации
2) Воробьев Владимир, проф., прот. Введение в литургическое предание Православной Церкви


promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…