yuryinwk (yurykornew) wrote in eot_su,
yuryinwk
yurykornew
eot_su

О КАРДИНАЛЬНОЙ СМЕНЕ «ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ» В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ

С начала 90-х учреждения образования в нашей стране были важны для власти почти исключительно как социальные отстойники для молодежи, призванные уменьшить безработицу и обеспечить социальную нейтрализацию самых активных молодых людей. На качество образования внимания не обращали, главное — чтобы молодежь по улицам не болталась. Этот подход достиг апофеоза в конце нулевых годов, когда была восстановлена обязательность среднего образования, а в высшей школе закреплен принцип нормативно-подушевого финансирования. (Последнее означает, что вузу дают бюджетные деньги не за обучение, а за факт пребывания студента в его стенах.)

Итогом проводимой политики на фоне демографического обвала 90-х годов стало почти поголовное «высшее образование», что стало одним из основных факторов, разрушающих систему подготовки настоящих специалистов. Однако сегодня наблюдается отход от этой линии, который не рекламируется, но «имеет место быть».

Учащиеся после окончания 9 класса массово покидают школу. Общая доля таких ребят приближается к 30% (см., например, http://www.evening-kazan.ru/articles/10-e-i-11-e-klassy-v-shkolah-tatarstana-obeshchayut-zakryvat-ne-toropyas.html ), а в отдельных районах уже достигла 70%. Причем большая часть из них не продолжает обучение ни в какой форме. Здесь сошлись два встречных процесса: с одной стороны, учащиеся, не нацеленные на поступление в вуз, не видят смысла в дополнительном двухлетнем пребывании в школе, на выходе из которой вступительные ЕГЭ и ничего больше; с другой, — сама школа заинтересована в том, чтобы из неё ушли слабые ученики, способные испортить статистику предстоящих единых экзаменов. И в этом школу полностью поддерживает Минобр, которому также важны баллы ЕГЭ, то есть этот процесс поощряется сверху.

Бытует расхожее объяснение: стране, дескать, «нужны рабочие руки», и оттого всё. Однако потребности в неквалифицированной рабочей силе подростков не наблюдается ни в какой сфере экономики. У нас достаточно рабочих мест, где надо копать или подметать, но там в основном трудятся гастарбайтеры, ибо мало кто иной на эти должности идет. Добавим, что и «грузчиком на базу» проще устроиться после вуза, а не после 9 класса.

Так что ребят фактически выбрасывают на улицу. Ещё вчера для власти это считалось недопустимым, а сегодня не вызывает ни опасений, ни проблем. Судите сами: подростковая преступность за последние годы падает, число суицидов — тоже (за исключением самоубийств на почве ЕГЭ, которые выросли в 9 раз, но это отдельная тема).

В высшей школе та же ситуация. Количество бюджетных мест сокращают, причем «под нож» идут самые популярные специальности: экономика, юриспруденция, менеджмент. (Хотите в социальный отстойник под названием вуз? Можно, но теперь за свой счет, пожалуйста.)
Резко сокращен набор на педагогические направления. (Естественно, увеличился конкурс. А минобровские паразиты называют это «ростом интереса к учительской профессии».) Разделение егэшной математики на два уровня привело к сокращению базы приема на непрестижные инженерные специальности. Там — глобальный недобор, масса бюджетных мест осталась вакантной.

Все перечисленные действия носят целенаправленный характер и говорят о том, что образовательные учреждения в качестве социального отстойника власть больше не интересуют. Таким образом, исчез единственный реальный запрос Минобра к системе образования. Содержание его деятельности теперь сводится к имитации управления без каких-либо намерений получить конкретный результат на выходе.

Что же произошло? Куда делась масса молодежи, которая ещё недавно «тусила» в старших классах школ и университетах, а «другие прочие» «болтались по улицам», создавая криминальную среду?

Эта масса сидит теперь по домам за своими компьютерами, обитая в виртуальной среде социальных сетей и компьютерных игр.

И здесь уместен вопрос: кто их кормит?
По большей части — родители. Но эти дети за компьютером как бы и работают тоже. Зарабатывают, конечно, сильно по-разному: кто на тупом «толстом» троллинге, кто на сетевой рекламе, кто выбивается в штатные администраторы групп и т. п. Тут важен прецедент: «дети» предъявляют родителям факт получения денег за свой «труд», и тем самым пребывание за «компом» переводят из разряда безделья в разряд работы «на фрилансе», уподобляя себя самым продвинутым представителям «современного прогрессивного человечества».

Эти люди уходят из реальной жизни. Их психика формируется посредством штампов, разработанных создателями компьютерных игр и архитекторами глобальной сети. Отношение власти к ним можно описать затасканной формулой: «нет человека — нет проблем».

Но так ли это? Любая, самая изощренная виртуальность не способна заменить ощущений реальных действий. В среде тихих интернет-сидельцев зреет мощный взрывной потенциал, который ждет своего часа. И похоже, что этот час уже настал.

Сейчас много пишут об уникальных возможностях ИГИЛ по привлечению в свои ряды сторонников со всего мира (Россия в этом качестве на третьем месте; мы уступаем только Тунису и Саудовской Аравии). Их метод как раз и состоит в том, что они идут через сеть напрямую к её "обитателям", воспитанным на жестоких компьютерных играх, мечтающим о настоящих женщинах (мужчинах), настоящем оружии, настоящей крови. И дают им все это в реале. По-настоящему.

Так что главная линия борьбы с терроризмом проходит сейчас не в Сирии, а в душах подростков. У нас и по всему миру.

Наши дети растут сегодня в среде невостребованности со стороны общества. Их контакт с государством осуществляется через школу и никак больше. Но и там он, по сути, отсутствует. С понятием «государственный» школьник сталкивается впервые на экзамене (ОГЭ) в 9 классе. И происходить теперь это будет под камерами видеонаблюдения и после рамок металлоискателей, как будто он потенциальный террорист и преступник. На фоне предельно низких, дебильных "государственных" аттестационных требований. Таково нынче отношение власти к детям, к будущему страны.

В прошлые времена в школе были октябрята, пионеры и комсомольцы. Отставим в сторону идеологию: в этих движениях главным было то, что дети с первого класса ощущали свою нужность для страны, причастность к её свершениям и будущему развитию. В этом основа патриотизма, а не в яркой риторике по памятным датам.

Если отношение к школе и детям не изменится, если не будут мобилизованы туда все имеющиеся кадровые ресурсы, начиная с воссоздания Министерства народного просвещения и ликвидации вредительского Минобраза, мы проиграем войну с терроризмом однозначно. Причем проиграем её на собственном поле.



Источник: http://vk.com/rvs.obrazovanie?w=wall-62604527_4398

Tags: Россия, образование
Subscribe

promo eot_su february 26, 2015 13:13 45
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments