Быть может, прежде губ уже родился шёпот... (andreybersenev) wrote in eot_su,
Быть может, прежде губ уже родился шёпот...
andreybersenev
eot_su

Category:

О недостатках марксизма. Классовая борьба и культурная экспансия



Большинство марксистов считает, что история — это борьба классов и ничего кроме неё. Якобы это позиция самого Маркса, однако в его трудах подтверждений этому не найти. О наличии же среди большевиков теоретиков, которые бы прямо отрицали такой подход, марксисты, как правило, и не ведают.


Начнём с указания на то, что наиболее ярким и очевидным проявлением истории является революция. При соотнесении этой очевидности с марксистской установкой о всевластии в истории классовой борьбы неизбежно возникают вопросы: какая революция привела к смене рабовладельческого общества на феодальное? Борьба каких классов была содержанием этого перехода? Неужели кто-то считает, что феодалы победили, например, римских патрициев, причём путём вооружённого восстания?

Хотелось бы, чтобы марксисты предоставили ссылки на свои тексты, в которых бы давалось объяснение этой очевидной нестыковке.

Маркс и его соратники действительно считали, что классовая борьба составляет существенное содержание исторического процесса. Например, в «Манифесте коммунистической партии» читаем: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов». Однако, существует большая разница между признанием существенной роли классовой борьбы в истории и утверждением оной в качестве ВСЕГО исторического содержания, в качестве источника исторического процесса.

Более того, внимательно вчитываясь в «Манифест» мы убеждаемся, что в нём фактически признаётся, что только в буржуазную эпоху противоречия между различными стратами общества выливаются в настоящую классовую войну, чего не было в предыдущие исторические периоды: «Эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество все более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса – буржуазию и пролетариат».

А один из наиболее ярких большевистских теоретиков марксизма, друг и соратник Ленина Александр Богданов вообще отказывается называть противостояние общественных страт в добуржуазный период классовой борьбой.

Богданов для объяснения своей позиции вводит понятие «культурно-классовой борьбы». Культуру он определяет как «мировоззрение, художественное творчество, этические, политические отношения и т. п. – то, что всего точнее обозначается как «идеология», общественное сознание людей». Богданов считает, что важнейшим признаком классовой борьбы является война антогонистических культур. Разработкой этого вопроса он занимается в ряде своих работ, в том числе в небольшой книге «Культурные задачи нашего времени». В ней он показывает, что в добуржуазные эпохи культура общества была едина, именно она связывала различные общественные группы, предотвращая полноценную классовую борьбу.

Богданов указывает на культурное единство первобытно-общинного строя: «Среди родовой общины господствует одинаковое мировоззрение, одинаковое мирочувствование, одни и те же нравственные понятия у всех ее членов, от ее руководителя-патриарха до усыновленных ею пленников-«рабов»».


Александр Богданов

Рассматривая общество феодальное, Богданов в качестве обоснования культурного единства указывает на единство религии, обычаев и нравственных понятий в данной общественной формации. Здесь может возникнуть справедливый вопрос: «Помилуйте, какие одинаковые моральные нормы у феодалов и крестьян?» Богданов разъясняет это видимое противоречие таким образом: «Тут вовсе нет двух моралей, господской и рабьей, а есть одна, господско-рабская мораль, в силу которой подчиненный в своем властителе уважает то, что счел бы для себя гнусным, а властитель признает нормальным для своего подчиненного то, чего никогда не подумал бы дозволить себе самому».

Вывод Богданова таков: «В те времена, когда общество не распадалось на борющиеся классы, а было едино в своей организации, – единой была и его культура».

Таким образом, единство культуры является для Богданова важнейшим признаком отсутствия классовой борьбы. Само понятие класса по Богданову неразрывно связано с понятием классовой культуры.

Уникальность буржуазного общества по Богданову состоит в том, что именно в нём впервые(!) нарушается единство культуры, объединяющей различные страты общества, что и вызывает классовую борьбу: «В обществе новейшем, классовом, царствует уже не простое разделение, а борьба; единства культуры нет, и быть не может. Каждому классу свойственно иное миропонимание, чем другим классам, иная оценка и нормы человеческого поведения».

Важнейшим измерением классовой борьбы, разразившейся в буржуазную эпоху, является борьба классовых культур: «Различные культуры не просто существуют рядом, каждая в своей сфере, среди своего класса; нет, они противостоят друг другу, как непримиримо-враждебные силы, каждая стремится вытеснить остальные, признавая только себя истиной, а прочие – ложью».

Согласно Богданову победа в классовой борьбе неразрывно связана с победой в войне культурной: «... господство и упадок <...> класса отражаются в господстве и упадке его культурного влияния на все общество».

Итак, противостояние общественных страт по Богданову вовсе не обязательно является классовой борьбой и не всякие страты являются классами. Для того, чтобы стать классами общественные страты должны обрести различную культурную базу, что неминуемо породит антагонистические культурные устремления. Всё это и выливается в культурно-классовую борьбу (она и является подлинной классовой борьбой), которая сочетает социально-политическое противостояние с культурной экспансией.

В статье «Программа культуры» Богданов указывает на «непрерывное, разъедающее и подтачивающее действие [на пролетариат] окружающей старой культуры, ее организационных форм и методов, выражаемых всей буржуазною наукой, искусством, нормами морали и права». Такая экспансия буржуазной культуры в ряды пролетариата «незаметно подрывает новые методы дела и мысли при самом их зарождении, оттесняя их или придавая им оппортунистический, двойственный характер». Что ещё более усугубляется «культурной несамостоятельностью пролетариата», который при таком положении дел «бессилен против этого нашептыванья, развращающего его практику и мышление».

Богданов непрестанно доказывал на протяжении многих лет, что без создания новой пролетарской культуры, дело социализма не будет осуществлено: «Социализм осуществится тогда, когда старому культурному миру, с его опытом тысячелетий и вполне сложившимися методами, будут противопоставлены не только политическая сила и «хозяйственный план», а новый мир культуры, с новыми, высшими методами».

К сожалению, большинство марксистов от Богданова только отмахивались. Новое пролетарское искусство, которое должно было стать ядром пролетарской культуры — советский авангард — уже в начале 30-х годов было свёрнуто; ей на смену пришла адаптированная для нужд советского общества классика — соцреализм. Новая пролетарская культура так и не возникла. Что и привело вскоре к пропитыванию пролетариата самыми пошлыми нормами западной стареющей культуры — так родилось советское мещанство.

Наряду с этим, советские управленцы, а также интеллигенция в позднесовесткий период давно уже капитулировали перед экспансией западной культуры — Запад стал чуть ли не образом Рая на Земле. В этом свете всё советское представлялось им сплошным маразмом, досадным препятствием, стоящим на пути объединения с вожделенным Западом. В результате союз мещанства, интеллигенции и бюрократии и грохнул Советский Союз. Последствия этого мы испытываем на себе вот уже 20 лет: культурная победа Запада обернулась полным разгромом культуры у нас. Культурные стандарты Запада так и не пришли на нашу территорию, западной культуры у нас не возникло. Возник регрессивный культурный вакуум, который победной поступью ведёт наше общество в звериное состояние. Симптомы этого каждый способен наблюдать ежедневно.

И вот после всего этого марксисты продолжают истошно вопить про определяющую значимость базиса и полностью отрицают культурный фактор. Сам термин «культурная война» у них навсегда заклеймлён позорным ярлыком «идеализма». Пародоксально, но они совершенно не чувствуют своей ответственности за произошедшее со страной — для них вопрос вообще так не стоит. А любая попытка рассмотреть в качестве причины позорной капитуляции коммунизма и развала СССР очевидные огрехи в идеологии — марксизме — для них сродни кощунству, вызывающему неминуемую ярость!

Товарищи марксисты, вам не стыдно?



Tags: Богданов, Марксизм
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments