teterevv (teterevv) wrote in eot_su,
teterevv
teterevv
eot_su

Метафизика Лермонтова 4. Взгляд в себя 1.


Как я писал в одном из первых постов, в разговоре о Лермонтове чаще всего затрагиваются две темы. Одной из них - бабушка поэта - я уже коснулся. Сегодня для продолжения разговора о метафизике Лермонтова я хочу поговорить о его характере.

Помню, когда-то я услышал от радиоведущего В. Соловьева, что гений-то он гений, но вот как человек Лермонтов не вызывает симпатий. Мол, когда он ехал на Кавказ, то все сопровождавшие его офицеры вызвали его на дуэль. Я не нашел подтверждения этому. Но и я не могу вообще исключить возможность того, что упоминаемые Соловьевым вызовы были. Лермонтов не единожды дрался на дуэлях. Да и убит он был именно таким способом.

Хотя современники и участники тех драматических событий в один голос говорят о том, что никто, включая самого поэта, не предполагали такого исхода ссоры с Мартыновым. А это значит, что такой всеобщей ненависти к Лермонтову (как она описана им в сюжете с Печориным и Кисловодским обществом) не было. То есть, не споря с дуэлянскими наклонностями, я не соглашаюсь с характеристикой Лермонтова, как невозможного в общении человека.

Все мы имеем недостатки и даже врагов, если повезет. Хотя в век клипового сознания и общества спектакля, ожидать от людей глубокого и устойчивого чувства (путь и неприязни) вряд ли стоит. Чаще некоммуникабельность является следствием неспособности к любому выстраиванию отношений с социумом и другими личностями, а грубость - компенсацией внутренних проблем и комплексов. Об этом всем я пытался говорить подробно в цикле статей об Адовом круге отчуждения.

Недолюбленность, конечно, была и в судьбе Лермонтова. Он вырос без отца и матери.

Он был дитя, когда в тесовый гроб
  Его родную с пеньем уложили.
Поэма «Сашка» 1835-1836

Но она не привела к тем последствиям, которые наступают при обрушении не только малого социума - семьи, но и большего - всего общества, как это произошло в постперестроечной России. Сказать, что Лермонтова не касается эта проблематика, я не могу. Но и углубляться в эту область я не хочу. Просто зафиксируем, что была некая психологическая травма, и она привела к двум большим последствиям.

Первое последствие - это как раз приписываемая Лермонтову неспособность выстраивать коммуникации с окружающими людьми. Я не говорю как Соловьев (радиоведущий) о социопатии. У Лермонтова были близкие друзья, товарищи, приятели, - то есть люди, которые им дорожили. Но нельзя не признать и того что он сторонился людей, часто вызывал у них чувство неприязни. Да и сам не скрывал того же чувства по отношению ко многим. Но все же Лермонтов стремился к людям, любви и дружбе.

Я рожден с душою пылкой,
Я люблю с друзьями быть

Но тут же ниже следует и другое:
Но нередко средь веселья
Дух мой страждет и грустит
,
В шуме буйного похмелья
Дума на сердце лежит.
(К друзьям 1829г)

Раз уж я начал иллюстрировать свои рассуждения о Лермонтове строчками его стихов, то постараюсь ими же дать ответ на вопрос, откуда эти два противоречащих друг другу стремления:

Хранится пламень неземной
Со дней младенчества во мне.

Этот пламень, возможно, и отделяет его от окружающих людей, так что:

Живу, как камень меж камней,
Излить страдания скупясь…
(«Отрывок» 1830)

Правильнее говорить не о пламени, который отделяет, а основе его горения. Но чуть позже я скажу, что имею в виду. Пока же продолжу. Лермонтов осознал эту преграду очень рано:

Он был рожден для счастья, для надежд
И вдохновений мирных!— но безумный
Из детских рано вырвался одежд
И сердце бросил в море жизни шумной;
И мир не пощадил
1832

Что значит - не пощадил? Я думаю, что в ответ на некую стену, за которой скрывалась боль мальчика и юноши, окружающие поставили со своей стороны другую стену. Стену непонимания. Помните разговор Печорина с княжной Мери во время прогулки к провалу, где он описывает полнейшее внутреннее одиночество в детстве:

«Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли…».

Конечно же, у Лермонтова они не умерли. Мне кажется, что Печорин - это персонаж, в котором писатель захотел увидеть себя, если он сам (Лермонтов) обладал бы отсутствующими у него чертами. Он страстно любил, но не был любим. У Печорина наоборот. Тот был даже внешне противоположностью Лермонтова: высок, русый, красивый и спокойно рассудительный.

Но это я начал другую тему, вернусь к нити сегодняшнего разговора. Внутреннее одиночество - это тяжелейшее испытание для любого взрослого человека. А Лермонтова оно постигло еще в раннем юношестве.

Он не имел ни брата, ни сестры,
И тайных мук его никто не ведал.

И это не могло не привести к тому, что он начал глубже всматриваться себя:

До времени отвыкнув от игры,
  Он жадному сомненью сердце предал
  И, презрев детства милые дары,
  Он начал думать, строить мир воздушный
,
  И в нем терялся мыслию послушной.
Поэма «Сашка» 1835-1836

Этот взор, устремленный внутрь себя, и делает его творчество практически исповедальным. Не только ранние произведения, которые почти полностью таковые, но и уже написанные в зрелые годы.

И странная тоска теснит уж грудь мою;
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного огня,
Так царства дивного всесильный господин -
Я долгие часы просиживал один,
И память их жива поныне
1840 год, «1 января»

Во многом благодаря этому проклятию или дару, наша культура и обогатилась великим писателем.

Мы видим, Лермонтов сам понимает, что в нем что-то не так, как у других. Что этот огонь в груди, или как я выше сказал, дар или проклятие отдаляет его от людей. И он мучительно размышляет и над тем, что это: дар или проклятье.

Конечно, дар! Поняв это, поэт принял и последствия несения его. Принял в очень младые годы. Лермонтову 15 лет:

Не обвиняй меня, всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;


За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя;
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далёко от тебя
;


За то, что лава вдохновенья
Клокочет на груди моей
;
За то, что дикие волненья
Мрачат стекло моих очей;


За то, что мир земной мне тесен,
К тебе ж проникнуть я боюсь,
И часто звуком грешных песен
Я, боже, не тебе молюсь.


Но угаси сей чудный пламень,
Всесожигающий костер
,
Преобрати мне сердце в камень,
Останови голодный взор.


От страшной жажды песнопенья
Пускай, творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.
«Молитва». 1929

Это молитва во многом не согласуется с привычным для нас понимаем этого слова. Вообще, отношение Человека с Богом в творчестве Лермонтова особое. Но о нем надо говорить отдельно. Мне интересны последние строфы этого стихотворения. В них как раз о Даре и принятии его Лермонтовым.

Но я уже перешел к обсуждению второго следствия, раннего и пристального взгляда Лермонтова в себя самого. А так как мой пост растянулся, то прерву разговор до следующего раза. А напоследок я приведу еще один отрывок, в котором поэт описывает всю тяжесть несения этого Дара:
Есть время — леденеет быстрый ум;
Есть сумерки души, когда предмет
Желаний мрачен: усыпленье дум;
Меж радостью и горем полусвет;
Душа сама собою стеснена,
Жизнь ненавистна, но и смерть страшна,
Находишь корень мук в себе самом,
И небо обвинить нельзя ни в чем.

Я к состоянью этому привык,
Но ясно выразить его б не мог
Ни ангельский, ни демонский язык:
Они таких не ведают тревог,
В одном всё чисто, а в другом всё зло.
Лишь в человеке встретиться могло
Священное с порочным. Все его
Мученья происходят оттого.
1831-го июня 11 дня
Снова эта встреча радости и боли, Неба и земли, Бога и человека.

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел…

Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез



Subscribe

promo eot_su february 26, 2015 13:13 45
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments