Artemij Viktorovich (artemijv) wrote in eot_su,
Artemij Viktorovich
artemijv
eot_su

Categories:

Что происходит в украинской экономике. Часть III

lustracia
   
У Киева – огромный долг за газ. И угроза выплаты Москве по ковенанту на евробонды. То есть никаких шансов выбраться из долговой ловушки у правительства Яценюка не видно. Радикальный выход видят только низовые «свидомые» массы
   
<<< Предыдущая статья Как мы уже установили, экономическая ситуация на Украине аховая.
 
Власть и экспертное сообщество, а также практически вся «свидомая» журналистская братия объясняют это двумя обстоятельствами:
 
– страшным уроном, который нанесла национальной экономике прежняя власть Виктора Януковича;
 
– вооруженной и экономической войной против «новой незалежной державы», которую развязал «москальский империализм».
 

Все украла «мафия Януковича»?
 
Еще в апреле 2014 г. тогдашний генпрокурор Олег Махницкий объявил, что Виктор Янукович за время своего президентства «украл у государства около $100 млрд — три годовых бюджета Украины» (экспертные возражения насчет того, что это даже технически невозможно, прессу и разъяренное общество не заинтересовали).
 
Генпрокуратура Украины объявила в международный розыск по обвинениям в злоупотреблении служебным положением, хищении средств и/или участии в убийствах граждан почти весь состав «домайданного» правительства. А заодно были объявлены в розыск и зарубежные счета бывшего президента и всей его команды.
 
Затем служба финансового мониторинга Украины уточнила, что проверила все подозрительные счета и проводки и выявила хищения и отмывание денег Януковичем и его соратниками в общей сумме 77,2 млрд гривен (около $9 млрд по тогдашнему курсу).
 
3 июня собственные уточнения внес и генпрокурор Махницкий, который сообщил, что Янукович с подельниками украл 1,2 млрд гривен и $200 млн, то есть всего $350 млн. А 5 июня Генпрокуратура Швейцарии заморозила все найденные в стране банковские счета членов «команды Януковича» в сумме 137 млн евро.
 
Однако ни на все эти «уточнения», ни на относительно скромные суммы арестованных счетов Украина внимания не обратила. Во властной и околовластной пропаганде превратилось в «бесспорную истину» утверждение о том, что именно из украденных $100 млрд (из которых $32 млрд якобы вывезли прямиком в Россию) Янукович и его «подельники по мафии» финансируют сепаратистов в Донбассе и войну России против украинской незалежности.
 
29 сентября глава СБУ Валентин Наливайченко заявил прессе, что против обвиняемых соратников Януковича полностью собрана доказательная база, и «вопрос только в том, чтобы они были возвращены на Украину и предстали перед судом».
 
Тем не менее, новая властная элита сознавала, что слишком долго кормить нищающее население кадрами из «царской» резиденции Януковича «Межигорье», а также мифами о том, что «Янукович всё украл» — не получится. Тем более, что далеко не все настолько оболванены пропагандой, чтобы не замечать и повседневных коррупционных поборов многочисленных представителей новой власти из его, населения, собственных карманов, и вопиющих фактов разворовывания денег и снаряжения (включая американские «гуманитарные сухпайки») в ходе «антитеррористической операции» в Донбассе.
 
 
Так кто все-таки виноват?
 
Всё вышеперечисленное украинская пропаганда объявляет «кадровым наследием коррумпированного режима Януковича». И потому первоочередной экономической задачей украинское политическое руководство назвало «очистку власти».
 
Информационная подготовка к такому «мероприятию» велась давно. Обвинения в адрес политических и экономических противников в духе «наймит Януковича» или «агент КГБ и Путина» звучат в украинском «политикуме» с первых дней «майданной революции». И с того же времени звучат призывы принять на Украине — по образцу «цивилизованных западных соседей» вроде Польши, Чехии или Эстонии — законодательство о люстрации. То есть об очищении власти на всех ее уровнях от политиков и чиновников прежней эпохи, замаранных в экономических, а также иных преступлениях.
 
Сразу после переворота в Киеве был создан общественный «Люстрационный комитет», который стал требовать от новосозданной власти исполнения майданных люстрационных обещаний. В марте в Верховную Раду был подан соответствующий законопроект. Но рассматривать закон Рада не торопилась. Председатель «Люстрационного комитета» Егор Соболев возмущенно писал: «Мы выгнали Януковича, но его система осталась и продолжает работать, но с новыми руководителями».
 
Тем не менее, летом, в преддверии борьбы за кресла в Раде на будущих парламентских выборах, законодатели о люстрации вспомнили. И начали активно готовить закон. Который (под названием «Об очищении власти») был 14 августа принят в первом чтении, а 17 сентября — принят окончательно. 25 сентября закон подписал спикер Рады А. Турчинов и представил президенту.
 
Порошенко задумался. И не случайно, поскольку закон оказался «слишком широкого применения». 30 сентября уже следующий генпрокурор Виталий Ярема заявил, что новый закон во многом не соответствует украинской конституции, а также международному законодательству, поскольку нарушает принцип персональной ответственности гражданина за неправовые действия.
 
Эксперты-правоведы указали, что с экономической частью закона всё в порядке (требовать от чиновников объяснять природу их семейных расходов, намного превышающих легальные доходы, — норма правильная), а вот с политической частью будут проблемы.
 
В законе прописаны нормы, по которым вводится десятилетний запрет на допуск в органы управления всех, кто состоял на значимых постах в администрации Януковича, а также ранее в руководящих органах КПСС и КГБ на уровне района и выше. Кроме того, «под люстрационный каток» по этому закону попадают и все те, кто причастен к «антимайданным» решениям и действиям во время зимнего госпереворота.
 
Специалисты подсчитали, что под люстрацию попадает более миллиона украинских граждан, в том числе почти весь состав судейского корпуса, прокуратуры, милиции, финансовых надзорных органов и т. д. А поскольку новый закон противоречит международному законодательству, то люстрации наверняка вызовут вал жалоб в Международный суд по правам человека (вердикты которого Украина обязалась исполнять). И приведут к множеству наложенных на Киев штрафов по этим жалобам.
 
Международным экспертам не понравились и оговоренные в законе изъятия, которые Рада сделала «под себя». А именно, исключение люстрационных проверок для граждан, избранных в руководящие органы (то есть для всяческих депутатов), а также для президента, премьера и конституционных судей.
 
Но, во-первых, на Порошенко начала активно давить майданная «улица», проводя показательные «народные люстрации» неугодных кандидатов в депутаты — путем избиений кандидатов, а также их показательного, под телекамеры, засовывания в мусорные баки. Причем наши источники сообщают, что эту «предвыборную услугу» уже предлагают на украинском политическом рынке «всего» за $10–20 тыс. бригады крепких ребят в балаклавах.
 
Во-вторых, несмотря на прозвучавшее из Европы возмущение такими проявлениями украинской «демократии» в духе «революционной целесообразности», на Порошенко надавил и ультрадемократический европейский выборный орган — Парламентская ассамблея Совета Европы. Глава ПАСЕ г-жа Энн Брассер заявила, что люстрацию Украине нужно проводить обязательно. Хотя и оговорила, что «люстрация не должна базироваться на мести».
 
Внесли свою лепту в «люстрационную» дискуссию и американцы. 1 октября эксперт вашингтонского Института международной экономики Андерс Аслунд написал в «Уолл Стрит Джорнэл», что Украине нужно не только создать «независимую комиссию, тщательно проверяющую всех высших судей и прокуроров на Украине и увольняющую уличенных в коррупции» (что предусмотрено новым законом), но и принять другие меры. А именно — ограничить регулирующие функции государства, снизить госрасходы, отменить регулирование цен на газ и электричество, упростить налоговую систему, а также «упразднить налоговую полицию, чтобы защитить налогоплательщиков от незаконного преследования».
 
Кто и как будет всё это делать в глубоко пропитанной коррупцией украинской властной и социальной ситуации, Аслунд не разъяснил. Не разъяснил он и то, к каким экономическим последствиям приведет снятие практически всех регулировочных механизмов в уже почти не управляемой ни административно, ни «законами рынка» украинской экономике.
 
Однако сумма перечисленных выше доводов, видимо, Порошенко убедила. И 3 октября он публично заявил, что закон «Об очищении власти» всё же подпишет. Хотя когда подпишет, и подпишет ли — неясно. Поскольку закон направлен на экспертизу в Комиссию Совета Европы «За демократию через право», и получит ее заключение не ранее декабря. То есть уже после выборов в Раду.
 
Пока же, до упомянутого «очищения власти», украинскую экономику регулирует в основном «революционная целесообразность».
 
 
Торжество революционной целесообразности: промежуточные результаты
 
Эта «революционная целесообразность» уже действует не только в майданных и уличных эксцессах (в форме вооруженных захватов «свидомыми активистами» ресторанов, магазинов, ателье, автосервисов или прачечных в городах и поселках, включая Киев), но и на высшем уровне экономической политики. Новая власть и ее ближайшие подельники начинают экспроприировать (по украинской терминологии, «отжимать») собственность у олигархов, связанных с «командой Януковича» или сомнительно лояльных высшим представителям победившего украинского политико-экономического режима.
 
Первой жертвой крупного «отжима» стал Дмитрий Фирташ, хозяин телеканала «Интер», а также производств аммиака, азотных удобрений, титанового концентрата и много чего еще. Сначала Киев объявил его в розыск в Интерпол и потребовал арестовать. Затем решением Яценюка (правительства) принадлежащие Фирташу титановые Иршанский и Вольногорский горно-обогатительные комбинаты были переданы в управление близкому соратнику «национально свидомого» олигарха Игоря Коломойского. А Коломойский, отметим, — не только нынешний губернатор Днепропетровской области и реальный хозяин нескольких «батальонов», воюющих против Донбасса. Он еще, по единодушному мнению украинского политикума, — главный на Украине специалист-практик по рейдерским захватам чужой собственности.
 
29 сентября правительство (то есть опять-таки Яценюк) выпустило Указ, запрещающий использовать газ из украинских ПХГ для производства азотных удобрений. Скандальный нюанс этого Указа заключается в том, что, как утверждают украинские эксперты, 4 млрд куб. м газа в украинских ПХГ — это давно оплаченная и сданная «на хранение» собственность Фирташа. А поскольку быстро закупить газ Фирташ не сможет, ему придется останавливать заводы в Черкассах, Ровно, Северодонецке и т. д. Конечно, у Украины не будет удобрений для внутреннего рынка и на экспорт, пострадают сельское хозяйство и бюджет, но... да здравствует революционная целесообразность экономических люстраций «несвидомых» олигархов.
 
При этом на Украине всё громче говорят о том, что некоторые операции пресловутой АТО (в частности, целенаправленное уничтожение украинской артиллерией отдельных шахт) слишком похожи на экономическую войну против еще одного «несвидомого» олигарха — хозяина шахт Рината Ахметова. И что в результате такой войны Украине зимой придется мерзнуть и сидеть без света...
 
Но это, видимо, неизбежные (и естественные для украинского элитного менталитета) издержки нынешней «революционной эпохи»... Ведь главная цель «революции» достигнута: Украина подписала, наконец, в полном объеме Соглашение об ассоциации с Евросоюзом!..
 
 
Осенний аккорд украинской «евроинтеграции»
 
Однако осведомленные (и «свидомые», и не вполне «свидомые») украинские эксперты и политики радости по поводу «открытых горизонтов евроинтеграции» не проявляют.
 
Как сообщала «Уолл Стрит Джорнэл» еще в конце мая, П. Порошенко, вступив в президентскую должность и ознакомившись с экономическими последствиями для Украины ввода в действие Соглашения об ассоциации, тут же начал зондировать в Брюсселе возможности этот акт «отложить куда подальше».
 
Тем не менее, 27 июня, на саммите ЕС в Брюсселе, Соглашение было подписано. После чего Порошенко, президент Европейского совета Херман Ван Ромпей и президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу радостно друг друга поздравили под телекамеры.
 
Но на ратификацию в Раду Порошенко Соглашение ставить не торопился. Он поручил правительственным экономистам провести переговоры с Брюсселем и с Москвой (!) с тем, чтобы вычеркнуть из Соглашения об ассоциации меры «экономической интеграции», наиболее болезненные для Украины.
 
Однако Брюссель заявил: никаких правок, иначе Соглашение придется составлять заново и согласовывать со всеми странами ЕС. Эксперты утверждают, что США также «настоятельно посоветовали» Киеву Соглашение незамедлительно утвердить. И 16 сентября ЕС и Верховная Рада одновременно и торжественно Соглашение ратифицировали.
 
26 сентября Украина официально передала ратифицированное Соглашение об ассоциации с Евросоюзом в генеральный секретариат Совета ЕС. Но, как выяснилось, ввод в действие главной экономической части Соглашения — о создании Зоны свободной торговли — откладывается до начала 2016 года «с учетом сложной экономической ситуации на Украине». И представители ЕС подчеркнули, что «Россия, Украина и ЕС договорились, что в течение этого срока Россия не будет вводить меры для защиты своей экономики, включая пошлины на ввоз товаров с Украины».
 
То есть? То есть Порошенко сделал ровно то, за что осенью прошлого года был начат «майданный бунт» против Януковича. А именно — увильнул, хотя бы на время — на 15 месяцев — от кабально-затратных обязательств Украины по этому Соглашению, которые невозможно исполнить без погружения страны в тотальную и окончательную экономическую катастрофу, а также сохранил на те же месяцы существующий льготный режим свободной торговли со странами СНГ. Но сделал это Порошенко после долгой кровопролитной войны и в гораздо худших для Украины финансово-хозяйственных условиях.
 
Тем не менее, глава МИД Украины Павел Климкин 1 сентября в телеэфире торжественно отчитался, что экономические связи с Европой налаживаются успешно и что в нынешнем году рост украинского экспорта в ЕС «практически компенсировал» падение экспорта в страны Таможенного Союза. Но Климкин сильно слукавил. Поскольку — согласно официальной украинской статистике — экспорт Украины в ТС упал на $3,2 млрд (только в Россию — на $2,5 млрд), а экспорт в ЕС вырос всего на $1,3 млрд. Потери — почти $2 млрд. Причем если в страны ТС Украина поставляет в основном продукцию машиностроения и металлургии высокого передела, то ЕС покупает у нее только промышленное и сельскохозяйственное сырье.
 
Так что с экспортными валютными поступлениями у Украины негусто. Но и другие финансово-экономические проблемы растут, как снежный ком.
 
 
Что с финансами?
 
2013 год Украина завершила с валовым внутренним продуктом (ВВП) в $182 млрд и совокупным внешним долгом около $140 млрд.
 
Именно по этой причине сразу после «революции» был спешно продолжен начатый еще при Януковиче раунд переговоров с МВФ о кредитной помощи. Одновременно обсуждались программы кредитования Украины Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития и Секретариатом ЕС. Итогом этих переговоров стали подписание программы кредитной помощи МВФ на $17 млрд, а также обещания международных финансовых организаций и отдельных стран предоставить Украине кредитные гарантии в общей сумме около 10 млрд евро.
 
Однако, во-первых, это всё не подарки, а кредиты, которые ведь придется отдавать в дополнение к долгам, уже набранным при предыдущей власти. И, во-вторых, практически все эти кредиты даются только под определенные условия и обязательства Украины — как экономические, так и политические. В частности, программа экономической помощи МВФ в качестве условий выдачи каждого транша включает конкретный перечень обязательств Украины по проведению «либерализационных реформ» в духе знаменитого «Вашингтонского консенсуса». Примерно таких же, которыми в последней четверти ХХ века обрушивали экономики ряда стран Латинской Америки и государственные обломки распавшегося советского блока и СССР.
 
Например, Украина по соглашению с МВФ обязалась активизировать приватизацию, сокращать сферу государственного регулирования экономики, прекращать дотирование цен на газ, электроэнергию и коммунальные услуги, снижать социальные расходы, ограничивать бюджетный дефицит и т. д. А еще — менять налоговую и судебную систему, принимать активные меры по борьбе с коррупцией и т. д. А еще — провести вовремя «правильные» выборы с «правильными» результатами.
 
Первый транш кредита МВФ в $3,2 млрд Украина получила только 18 мая, за неделю до выборов Порошенко на президентский пост, когда уже были ясны результаты этих выборов. А второй транш в $1,4 млрд, который Украина рассчитывала получить в середине лета, — только в начале сентября, когда стало ясно, что в Донбассе установлено перемирие и что Украина не впадает в немедленный дефолт, который был неизбежен в случае продолжения полномасштабных военных действий.
 
Одна из главных проблем экономической политики, навязанной МВФ, — управление денежной системой. В частности, Киев подписал обязательство ограничить эмиссию гривны в 2014 г. уровнем не более 20,6 млрд. Но этот объем гривны Нацбанк выпустил уже к началу июля. И, значит, дальше не может покупать валюту у населения и банков за гривны, пополняя свои валютные резервы.
 
А с резервами у Киева более чем плохо. Официально в них с весны находится (то есть тратится и пополняется) $15–16 млрд. Но, как сетуют осведомленные аналитики, не менее $10 млрд из них — это долговые обязательства украинского Нацбанка. То есть фактические неликвиды, которые по номинальной цене никому не продать.
 
Рейтинговое агентство «Фитч» в августе понизило краткосрочный рейтинг Украины в иностранной валюте до уровня «С» (дефолт неизбежен). И если в мае, при выдаче первого кредитного транша, МВФ заявлял, что для полноценного выхода из кризиса Украине в ближайшие годы потребуется $35 млрд, то перед вторым траншем «уточнил» прогноз до $55 млрд. А бывшие (то есть не связанные корпоративными обязательствами) эксперты МВФ пишут, что МВФ (как и ранее при оценке кризиса в Греции) занижает масштабы необходимой помощи и что Украине, чтобы «уползти из-под дефолта», понадобится не менее $100 млрд.
 
Таковы же и ухудшения прогнозов спада ВВП Украины в нынешнем году. В мае МВФ называл цифру 5 %, в августе — 6,5 %, сейчас дает неофициальную оценку 8–9 %. Такие же цифры у Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития. А глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева на днях заявила, что спад ВВП может достичь 9–10 %.
 
Это значит, что валютные поступления от экономики падают. Но поскольку заодно с экспортом и ВВП падает курс гривны, выполнять государственные внутренние и внешние гособязательства становится всё труднее. В начале сентября МВФ сообщил, что следующий транш кредита будет не ранее декабря и что Киеву предстоит до конца года выплатить по различным кредитам $9,2 млрд.
 
А еще МВФ сообщил, что, по его прогнозу, долг Украины в 2014 г. вырастет с 41 % ВВП до 68 % ВВП. И это уже не просто очередные цифры. Дело в том, что полученные прошлой осенью от России $3 млрд были оформлены как выкуп украинских еврооблигаций. Этот выкуп включал условие («ковенант»), что в случае превышения украинским долгом уровня 60 % ВВП Россия имеет право требовать немедленного погашения этих облигаций, то есть возврата $3 млрд.
 
Правительство во главе с Яценюком, как сообщают респонденты, буквально впало в панику.
 
9 сентября Яценюк потребовал открыть уголовное дело против бывшего главы Нацбанка Юрия Колобова по обвинению в незаконном выпуске облигаций. Нынешнее руководство Нацбанка (понимающее, что для глобального финансового рынка еврооблигации — это святое и что такой прецедент способен навсегда перекрыть Украине доступ к любым кредитам) немедленно опровергло обвинения против Колобова.
 
А еще Яценюк в разговоре с главой миссии МВФ на Украине Н. Георгиевым обвинил МВФ в «преступной отсрочке траншей». На что в середине сентября Совет директоров МВФ ответил пространным письмом. Где жестко рекомендовал Яценюку «прекратить жаловаться и умерить растущие аппетиты», а также перечислил, какие именно обязательства перед МВФ Украина, вопреки кредитному соглашению, не выполняет.
 
После этого Яценюк вернулся к вопросу, который он поднимал еще в марте: о требовании к России вернуть Украине часть зарубежной собственности, которая ей причитается после раздела имущества СССР. Этот вопрос был в странах СНГ решен еще в начале 1990-х годов на основе так называемого «нулевого варианта», при котором Россия взяла на себя почти всю (кроме части посольской и консульской) зарубежную собственность СССР, одновременно с обязательством выплаты всех советских внешних долгов.
 
Украина «нулевой вариант» подписала, но так и не ратифицировала. И сейчас требует «свои» 16,7 % загрансобственности и заявляет, что Россия украинскую часть советского долга выплатила «добровольно». Россия отвечает, что согласна вернуться к вопросу о загрансобственности, но лишь в случае, если Украина вернет «свою» долю уже выплаченного Россией внешнего долга в размере $20 млрд.
 
А еще у Киева есть огромный долг за газ. И угроза выплаты Москве по ковенанту на евробонды. То есть никаких шансов выбраться из долговой ловушки у правительства Яценюка не видно. Радикальный выход видят только низовые «свидомые» массы. Представители «правосеков» предложили правительству — поскольку якобы Украина стала главным форпостом Запада в начавшейся мировой войне с «российским империализмом», — потребовать от Европы, США и МВФ списать все украинские внешние долги...
 
Некоторые украинские социологи указывают, что после заключения перемирия накал державно-патриотической эйфории на Украине, несмотря на массированную пропаганду, начал постепенно спадать. И что всё чаще звучат вопросы о том, где сыновья и мужья, до сих пор не вернувшиеся из зоны АТО, и на что будут жить и чем обогреваться украинцы предстоящей зимой.
 
Прогнозы не исключают, что широкий социально-экономический протест против новой власти вполне возможен уже через месяц-полтора после выборов в Раду. И что он в нынешней психологической обстановке вполне может сразу, скачком, приобрести «радикально-майданный» характер.
 
Так что вряд ли случайно 26 сентября, в день рождения Порошенко, киевские «правосеки» преподнесли своему президенту многозначительный подарок: автомобильную покрышку, красиво раскрашенную в цвета украинского «державного» флага. Хотя при этом покрышку — пока — не подожгли...
 
   
Юрий БЯЛЫЙ
 
Tags: Украина, газета «Суть времени», экономическая война
Subscribe

promo eot_su february 26, 2015 13:13 45
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments