полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote in eot_su,
полемическое архи полемическое
arhipolemos
eot_su

Category:

Критикам "Сути времени" — с чуткой заботой

в том числе, заботой о соблюдении ими нашего общего тренда вежливости, — в том числе, во избежание ими автодетектедов
В этом посте хотелось бы совершить определенный переход от разборов того, как некто совершил автодетекцию себя в качестве вот этого вот, высказавшись об акции Марш братства и гражданского сопротивления и об участниках общественно-политического движения "Суть времени", организовавшего эту гражданско-патриотическую акцию, от разборов всего этого хотелось бы перейти к тому, какова, собственно, среда, в которой становится возможно, в принципе, вести себя таким, ниже всякого плинтуса, образом. И далее, отталкиваясь от определенных, наиболее характерных, черт этой среды, подпитывающих возможность такого поведения, набросать что-то вроде памятки, которую впредь следует предлагать всем тем, кто в сколько-нибудь более достойной форме (не опускаясь ниже плинтуса) пытается критически высказываться об идеях и действиях движения "СВ".

А зайдем вот с этого фрагмента текста за авторством лидера движения.

... О, этот образ гоголевских нюхающих крыс! Городничему снится, что к нему приходят две большие серые крысы. Что они (цитирую «Ревизора») «пришли, понюхали — и пошли прочь». Ведь эти три свойства крыс: 1) прийти, 2) понюхать и 3) пойти прочь... Не они ли довлели, довлеют и будут довлеть над любой политической ситуацией?
<...> Ведь за что сражаются журналист, кинокритик, ученый, аналитик et cetera, обсуждая вклад Сталина в историю, фильм Ф. Бондарчука «Сталинград» или события в Бирюлево?
Они сражаются за сомневающихся. Потому что в обществе всегда есть люди, которые твердо знают, например, что Сталин внес только отрицательный или только положительный вклад в историю. Что фильм Бондарчука великолепен или отвратен. И что события в Бирюлево... Впрочем, о событиях чуть ниже. А пока о самих этих сомневающихся. То бишь неуверенных. Если речь идет о вариациях на тему «выборы», то всё зависит от неуверенных, колеблющихся, сомневающихся и так далее.
Но всегда ли речь идет именно об этом? И идет ли речь об этом сейчас?
Ведь сомневающиеся — это очень разношерстная публика. Одни сомневаются для того, чтобы не поддаться на манипуляции и дойти до сути вещей, сути своего времени. Потом такие сомневающиеся, дойдя до сути, перестают сомневаться и начинают действовать. Очень часто перед гражданской войной те или иные вожаки слышали сакраментальную фразу — мол, «мужики сумлеваются». Потом мужики переставали «сумлеваться» и начинали умирать, сражаясь за дело, которое в итоге своих сомнений определили как правое.
Такие сомневающиеся и есть народ в подлинном смысле этого слова. И никакого отношения к крысам они по определению не имеют.
Но есть и другие сомневающиеся — те, которые будут сомневаться всегда. Потому что самое комфортное состояние — это состояние постоянного сомнения. В самом деле, перестал сомневаться — надо начать действовать. А что значит начать действовать? Это значит начать платить по счетам, отрекаться от самолюбования, подчиняться той или иной дисциплине, набивать себе шишки в ходе тех или иных неудач (а любое действие сопряжено с возможностью неудачи). А вот если ты постоянно сомневаешься — тогда вообще можно ничего не делать. И все время быть пупом земли — такой-то тебя в чем-то убеждает, а ты сомневаешься... а такой-то тебя убеждает в другом, и ты опять-таки сомневаешься... Ничего нет выгоднее сомнения нон-стоп. Это и есть позиция крысы. Той самой, которая пришла, понюхала и, засомневавшись, покинула помещение.

С. Кургинян. Крысы // Суть времени. №51 от 23 октября 2013 г.

Да, значит, вот эти публичные умонастроения, достаточно распространенные сегодня, и при достаточно изрядной разношерстности публики, испытывающей эти умонастроения, тем не менее, они все имеют такую вот общую черту, дескать, "держим-нос-по-ветру-и-нас-с-толку-не-собьёшь". Эта двусмысленная "атмосфэра", будучи чрезвычайно насыщенной множеством инфо.ароматов, напрочь отшибающих всяческое идейно-политическое чутье, является самой что ни наесть благоприятной (насколько здесь уместно говорить о благе) средой для бессовестнейшей клеветы и инсинуаций в адрес здоровых общественно-политических сил, стоящих на гражданско-патриотических позициях.
Однако как-то специально еще разбирать бесчисленные "сенсорные" нюансы этого умонастроения, при том, что все мы остаёмся всё равно внутри этой душной, удушающей всякий смысл, среды, разбирать это специально, очевидно, будет тщетным занятием. Ибо бессмысленны обмахивания веером оправдательных увещеваний, чтобы, получив один-другой глоток свежего воздуха, вновь погрузиться в это плотное облако, умопомрачительно исполненное "сумлений".
В такой ситуации следует адресоваться к иному умонастроению. Ведь речь о Сути времени! О том, что

"Ну заканчивается мировой штиль, господа заеденные текучкой! Мировая гладь покрыта симптоматичными завихрениями" (С. Кургинян. Срок давности)!

И тогда этот смог, со всеми этими "сумлениями", "томлениями" и прочей затхлой мерзостью, всё непотребное это в мгновение способно исчезнуть в никуда, будучи сметено стремительным полетом стрелы времени! А тогда гораздо важней возникающая здесь архиполемическая динамика, когда стрела создает в пространстве своего полета возмущения, которые завихряются в виде спиралевидных колец, и авангардно-восходящее историческое движение сталкивается с мощным регрессивным противоходом "вечного возвращения того же самого".

И вот, для нас здесь важно зафиксировать взаимопроникновение умонастроения и темпоральности в связи с этой архиполемической динамикой. Конкретнее, важно то, как это отражается в коммуникации, и ещё конкретнее, то, как, отразившись в коммуникации, эта динамика проявляется в полемических столкновениях по поводу идей и действий общественно-политического движения "Суть времени". И уже совсем конкретнее некуда, чтобы не погружаться здесь в построение сложных моделей (которые здесь напрашиваются в связи с обозначенным сплетением умонастроения, темпоральности и коммуникации, и каковые модели, конечно, было бы интересно выстроить и рассмотреть, но это, очевидно, должно быть отдельной исследовательской задачей), но ориентироваться на оперативный режим рассмотрения проблемы, для этого адресуемся к той части оппонентов "СВ", которой не чужд рационально-рефлексивный формат отправления критики, а т.ж. критическая саморефлексия.
И адресуясь к такого рода оппонентам, обладающим такими замечательными интеллектуальными способностями, попытаемся, по возможности ёмко, набросать для них подобие памятки, чтобы их критика, – адресованная движению "СВ", но тем самым затрагивающая самое эту Суть, – чтобы эта критика могла быть максимально конструктивной. И благодаря этому, могла бы способствовать приближению нас всех – солидарных целиком или отчасти с политическими и мировоззренческими позициями "СВ", а т.ж. критически настроенных по отношению к ним, находясь на тех или иных антагонистичных позициях, – к действительному уразумению вызовов ситуации и совершению ответов на эти вызовы. А это значит – вступить в ту настоящую борьбу, через которую свершается История!

Итак, самое ключевое в отправлении критики – внимание к методологическому подходу, поскольку таковым руководствуется всякий масштабный проект. И самое исходное в таком внимании – структура методологического подхода.
И прежде всего, имея в виду именно проектный масштаб, подход должен рассматриваться в широком, всеобъемлющем смысле:
- когнитивно-концептуальном (теоретическом),
- организационно-мобилизационном (практическом),
- экзистенциально-метафизическом (каждый участвующий как постигающая и действующая единица).
Можно было бы назвать ещё информационно-коммуникативный смысл, но в том-то всё и дело, о том и твердим здесь, что это не столько отдельный уровень осмысления подхода, сколько такая смысловая ось, которая пронизывает все три основные смысловые грани этого подхода! Та ось, без которой эти грани распадаются на обособленные сегменты (теоретическая грань превращается в бесплотно-рефлексивное запирание в "башне из слоновой кости", практическая – в бесплодный или чреватый негативными результатами активизм, обособление же индивидуальной экзистенции неминуемо приводит к разного рода нигилизму и антигуманизму), в результате чего проект разрушается.

Так вот, далее. Во всех этих смыслах подход, в случае "СВ", является _созидательно-творческим_ и _миро-проектным_. И вот что тогда следует сказать по поводу отправления критики, имеющей своим ключом методологический подход, взятый в таких его характеристиках.

Прежде всего, тут должна иметься в виду такая вот исходная структурная связка, в которой, грубо говоря, "на входе" – действительность и проектное намерение её изменить, "на выходе" – реальные результаты (осуществленные или предполагаемые). И вот, если ты "сумлеваешься", то выявляй противоречия, – и прежде всего, опять-таки, грубо говоря, противоречия в "посылках/выводах" суждений о том, что "на входе/выходе". Например, о том, что "на выходе" получается не СССР-2.0, а что-то там "тоталитарно-сектантское" (как тебе кажется); ну, или, например, не 2.0 получается, а повторение 1.0 (как кажется твоей бабушке), и т.д. и т.п.
При этом необходимо всякий раз сверяться на предмет тождественности того, что действительно подразумевает _суждение о_, которое ты делаешь предметом критики, и того, как оно "непредугаданно отозвалось" в твоем сознании.

Это – грубо говоря, и тогда, несколько боле детально, что здесь еще важно.
Можно заметить, что, очевидно, любая, сколько-нибудь вменяемо осуществляемая критика, собственно, в рамках вышеозначенной нехитрой схемы и осуществляется. Однако самое принципиальное здесь то, что, во-первых, всякий раз следует акцентировать НЕ просто вот эту биполярную структурную связку "вход/выход", НО опосредующий её элемент, – собственно, подход, – со множеством опосредующих от первого элемента связки ко второму цепочек. И дело не в том, чтобы погружаться в доскональное прослеживание всех этих цепочек, но в том, чтобы, в принципе, не оставлять это "за кадром" критического внимания и представления его результатов.
Во-вторых, именно что _всякий раз_. Т.е. время идёт (время, на постижение и следование Сути которого, собственно, заявлено притязание), ситуация стремительно меняется, фактологический материал событий-вызовов и действий-ответов накапливается, параллельно нарабатывается концептуальная база. В результате, вчерашние сокрушительные "всё ясно" (в отношение притязаний на постижение и следование Сути времени) опровергаются или, по крайней мере, существенно проблематизируются той ясностью, которую этим умственным "очевидностям" противопоставляет сама действительность.

И что еще важно в связи с этими очевидностями, как умственными, так и действительными, это – контекст их восприятия, удостоверяющего их как очевидности.
Можно, обладая интеллектуальными навыками и опытом, создать видимость сколь угодно "неподстебаемо-сокрушительной" критики, нарыв гору "противоречий". Но всё это будет именно что видимостью, если критикуемое содержание заведомо редуцировано к очевидностям, – как "само-собой-разумеющимся-ибо-сами-за-себя-говорящим-при-прочих-условиях-равных" (кстати, к слову о той презумпции, при которой таки иногда случается крайняя необходимость умножать сущности). Между тем, в том-то и заключается здесь вся каверзность даже для самых искушенных критиков, что содержание, – именно в вышеозначенном его сложном теоретическом, общественно- и жизненно- практическом составе (когнитивно-концептуальном, организационно-мобилизационном, экзистенциально-метафизическом), – оно никогда не может фигурировать вне контекста, задаваемого сложной системой взаимосвязей между элементами всего сложного целого этого содержания.
Без реконструкции такого контекста, а т.ж. без внимания к логике, посредством которой выстраиваются образующие этот контекст взаимосвязи содержательных элементов, без всего этого критика сама не будет выдерживать никакой критики! А критикующие, в лучшем случае, будут лишь демонстрировать свою недобросовестность по части уразумения критикуемого содержания. А в худшем случае, как это, увы, часто наблюдается, продемонстрирую свое лицемерие (не говоря уже о совсем хуже некуда варианте с теми самыми ниже всякого плинтуса ужимками и прыжками, о чём, собственно, в 1-м и 2-м постах _Автодетектед_).
И всё это будет именно автодетектированием, когда критикующий, ничего, по сути (т.е. по Сути), не сказав о содержании, лишь выскажется о своем субъективном образе, не имеющем к действительности никакого отношения.

Здесь следует отметить ещё такую крайне немаловажную деталь. Дело в том, что и Марш братства и гражданского сопротивления, и многие другие организуемые "СВ" мероприятия, как и многое из того, что говорится в печатных и видео- материалах этого движения, во всем этом, конкретнее, в том, как оно внешне оформляется и исполняется, заложен такой элемент, который срабатывает как "лакмусовая бумажка". Срабатывает, в том числе, и в случае людей, которые, вроде бы, и не чужды критической саморефлексии, но, в силу лицемерия, полагают, что, ввиду всё тех же "самоочевидностей-при-прочих-условиях-равных", они совершенно вправе высказывать самые уничижительные вердикты. Это не говоря о тех, кто просто занимается самопозиционированием, полагая, что, как бы там ни было, а то, что они по поводу акций и материалов "СВ" выскажут, "прокатит", – на фоне всё тех же "нас-не-проведешь"-умонастроений. И при том, что, в действительности, ничего, кроме автодетектироания, у них не выходит, они провоцируют к участию в этом непотребном действе других, не притязающих на такой выпендреж, но и не искушенных в той рефлексии, которая бы позволила им избежать невольного потворства таким провокациям.

Наконец – самое наиважнейшее – содержание.
В случае материалов "СВ", это такое содержание, про которое нельзя однозначно сказать, что персонально лидер движения или даже, в целом, коллектив его Экспериментального Творческого Центра являются авторами этого содержания от начала и до конца. В конце концов, автором по отношению к ТАКОМУ содержанию является народ, потому что это содержание есть продукт его культурно-исторического творчества! А авторство ЭТЦ и Кургиняна здесь – в подходе, в методологии оформления этого содержания. Здесь, с учетом новой ситуации, конечно, тоже много творчества и того, что с полным правом принадлежит этим авторам, но в целом содержание связано с идентичностью русского народа, с его культурой и историей.
И если уж намереваться какую-то критику отправлять, пусть даже самую сколь угодно сокрушительную, то задача увидеть здесь методологический подход сопряжена с требованием увидеть его как подход в работе с именно таким сложным культурно-историческим опытом!

Имея в виду всём вышесказанное, важно понять, что критика такого подхода, с такими (фундаментальными, миро-проектными) его притязаниями, сколь бы не обоснованными они не казались, но именно чтобы удостовериться в том, как действительно обстоит дело с этой обоснованностью, надо попытаться задействовать аналогичный по системности и притязаниями подход, и с его позиций осуществлять критику.
При этом не забывать, что аналогичность эта должна иметь место, в том числе, и в связи с учётом новизны и беспрецедентности нынешней исторической ситуации (которая принципиальна для подхода "СВ").

В заключение, о том, что в этом смысле, – а именно, в смысле обретения и применения такого подхода, – принципиально. Именно принципиально, т.е. связано с такой фундаментальной вещью, как принципы научно-философского познания.

Согласно классическим стандартам, принято говорить о трех основных принципах: детерминизме, системности, развитии.
Эти принципы, как правило, определяются как объяснительные. Не будем здесь распространяться о тех, достойных отдельного рассмотрения, фундаментальных, значимых и в методологическом отношении, и в отношении метафизическом, обстоятельствах, что,
во-первых, объяснение всегда уже укоренено в определенном понимании и, одновременно, имеет определенное понимание своей целью;
во-вторых, природу мы объясняем, духовную жизнь понимаем (В.Дильтей), в связи с чем, в зависимости от предметной специфики научного познания, объяснение является ведущим в естественнонаучной методологии, понимание – в методологии социогуманитарной.
Но вот, что принципиально именно в метафизическом плане, человек, выступающий в этом отношении и как субъект познания (и объясняющего, и понимающего), и как субъект целеполагающего действия, в конце концов, укоренен всегда именно в понимании.

Соответственно, принцип детерминизма, если в рамках объяснительного подхода он дает "на выходе" представление о человеке как объективно обусловленном со всех сторон элементе объективной же реальности, то понимающий подход должен, опять-таки, всякий раз, во всяком когнитивном или коммуникативном акте, обеспечивать представление о субъектной детерминации, как детерминированности человека его собственной волей к смыслу и его способностью делать этот смысл основанием своих поступков, образа жизни и всего жизненного пути.
Системность же, если в объяснительном подходе она предстает, преимущественно, как редуцированность человека ко множеству подсистемных элементов его существа, то понимающий подход реализует системность как принцип холизма, где человеческое существование, в своем целом не редуцируемое к своим биологическим, социальным, психическим и пр. системным элементам, выступает по отношению к ним как системообразующее начало. И то, что составляет стержень самого системообразования, есть дух. Можно сказать так: объяснительный подход, применительно к человеку, работает с материалом, понимающий – с тем, что созидает из этого материала, собственно, человека!
Наконец, развитие, если оно в случае объяснительного подхода традиционно представлено в науке эволюционистскими моделями, описывающими внешне детерминированное, редуцированное к совокупности своих элементов, и потому, совершенно скрытое в своей духовно-экзистенциальной (само)организации человеческое существо, то для понимающего подхода, для которого принципиально то самое проектное, или точнее, миро-проектно целеполагающее представление о развитии, человек предстает как субъект духовно-культурного творчества, всегда революционного по своей Сути!

Вот таким образом, в общих чертах. Только при выполнении всех означенных условий ваша критика, уважаемые товарищи, будет адекватна своему предмету.
В то же время, этими условиями задана красная линия, придерживаясь которой вы сможете не только не упасть невзначай ниже плинтуса, но и взять подобающий барьер сложности, на который вы, очевидно, притязаете, раз выступаете с критикой в отношение такого предмета!

До встречи в СССР!

Tags: Новая модель мира, Новый гуманизм, Суть времени, деградация
Subscribe

promo eot_su february 26, 2015 13:13 45
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments