grak_11 (grak_11) wrote in eot_su,
grak_11
grak_11
eot_su

Categories:

Хатынь и украинские националисты



В этот день, в 1943 году, украинскими националистами, под руководством немецких фашистов, была уничтожена белорусская деревня Хатынь.

- Вместе с Васюрой хатынцев расстреливали именно каратели, - дополняет собеседника Виктор Глазков, - они стали вокруг сарая, расставили пулемёты. Кто-то строчил из них, кто-то из автоматов. Нам удалось максимально установить всех действующих лиц, которые уничтожили Хатынь и хатынцев – все они украинцы. Понимаете, здесь уже национальность не так важна, так как у предателей нет национальности и им нет оправдания. Это люди, которые приняли нацистскую идеологию, и которых сегодня мы называем фашистами.

В этот день, в 1943 году, украинскими националистами, под руководством немецких фашистов, была уничтожена белорусская деревня Хатынь.

За три года оккупации фашисты уничтожили в Белоруссии 9200 населенных пунктов, причем 5295 из них - со всем или частью населения. 511 населенных пунктов так и не возродились после войны. Символом всех сожженных гитлеровцами белорусских деревень стала Хатынь. Последним днем этой деревни, находившейся немногим более чем в полусотне километров от Минска, стало 22 марта 1943 года.

До 1943 года Хатынь была обычной мирной белорусской деревней, насчитывающей 26 дворов. До Хатыни гитлеровцы добрались к вечеру 22 марта. Особо не разбираясь в обстоятельствах, они выгнали всех жителей деревни из домов, собрали их в сарае, который, обложив соломой и облив бензином, подожгли.

Убежать из деревни удалось только троим детям - Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу.

Из горящего сарая удалось выбраться еще двум девушкам: Марии Федорович и Юлии Климович. Но судьба не проявила благосклонности к ним - они погибли вместе с подобравшими их жителями деревни Хворостени, которая вскоре также была сожжена фашистами.

Из детей, находившихся в сарае, чудом удалось выжить только двоим - семилетнему Виктору Желобковичу и двенадцатилетнему Антону Барановскому.

В огне Хатыни погибли 149 жителей деревни, 75 из которых - дети до 16 лет. Самому младшему из них только исполнился год.

Из охваченного пламенем строения живым удалось вырваться только одному 56-летнему Иосифу Каминскому. Среди тел погибших односельчан он нашел своего смертельно раненного в живот сына, который вскоре умер на руках у отца.

Долгие годы в энциклопедиях писали (да и продолжают писать) так: «Хатынь сожжена немецко-фашистскими захватчиками». В популярных очерках и путеводителях обычно упоминали зондербатальон эсэсовца Оскара Дирлевангера. Точности ради следует указать, что зла на Беларуси этот военный преступник действительно натворил немало. Однако именно в Хатыни самого Дирлевангера не было…

В Хатыни немцы именно близко стояли, поскольку являлись «параллельными» командирами (шефами) в 118-м батальоне охранной полиции (Schutzpolizei). Батальон этот начал формироваться весной 1942 года под Киевом из числа предателей, пленных и дезертиров и всякого уголовного сброда.

Всей операцией на месте руководили оба командира батальона — немец Эрих Кёрнери и Константин Смовский, поляк по национальности, в прошлом петлюровец.

Отдавал распоряжения, лично сгонял хатынских жителей и затем стрелял из автомата начальник штаба украинец Васюра.

«ГЕРОИ» ХАТЫНИ

Ныне всемирноизвестная Хатынь была полностью уничтожена карателями. Они же сожгли заживо и 149 жителей деревни. На протяжении долгих лет советская идеология твердила о том, что трагедия в Хатыни – дело рук гитлеровцев, и лишь в середине восьмидесятых стала известна настоящая правда о том событии. Правда, которую в СССР побоялись обнародовать даже во времена перестройки...

Осенью 1986 года в зале суда Белорусского военного округа было как никогда многолюдно. Среди свидетелей – в основном люди преклонного возраста. Практически все они были из одного региона – Минской области. Люди были явно напряжены, тихо «шушукались» и много говорили о войне. Разговоры прекратились, когда сотрудники милиции ввели в зал подсудимого – пожилого человека по фамилии Васюра – заместителя директора успешного совхоза в Киевской области. Он шел, опустив седую голову, немного шаркая ногами – шел медленно и всё время держался за сердце. Из гробовой тишины зала вдруг вырвалось пронзительное «Выродок!». Васюра никак не отреагировал, дошел до своего стула и тихонько сел, из под лобья оценивая обстановку. Именно этому старику, спустя долгие годы, и предъявили обвинение в организации уничтожения Хатыни и её жителей.

– Вот смотрите – Васюра Григорий Никитич, украинский каратель. Это он уничтожил Хатынь – показывает мне фотографию большого размера председатель того судебного заседания Виктор Глазков. – Посмотрите на его злые, пустые глаза. (http://vk.cc/2p4Oy9) Уже тогда, в 86-ом «хатынское дело» произвело эффект разорвавшейся бомбы, ведь десятки лет сожженная деревня была символом зверств фашистов на территории Беларуси. На самого Васюру в восьмидесятых мы вышли случайно. Незадолго до этого громкого дела военный трибунал рассматривал дело изменника Родины Мелешко, который командовал одной из рот 118 карательного полицейского батальона - того самого, который одну за другой жег белорусские деревни. Именно тогда и всплыла фамилия Васюры.

В кротчайшие сроки сотрудники КГБ доставили пенсионера в Минск. Здесь и стали открываться первые подробности. Сразу же после войны за связь с немцами – как гласило обвинение - Васюра получил двадцать пять лет лагерей. Правда, отсидел только три года, после чего попал под амнистию – хатынский эпизод в то время так и не всплыл. После того, как Хрущёв озвучил доклад о культе личности Сталина, Васюра и вовсе стал чувствовать себя уверенно – утверждал, что его посадили за то, что был в плену. Ему поверили. Всё послевоенное время Васюра спокойно жил и работал в совхозе под Киевом, получал поздравления с днём победы, а на встречах с пионерами даже рассказывал о своём геройском прошлом. Когда же сотрудники органов госбезопасности приехали за «ветераном», Васюра твердил, что это некое недоразумение. Правда, когда в Минске началось предварительное следствие по «хатынскому делу» - пенсионер притих, ведь начали всплывать всё новые и новые факты его злодеяний. (http://vk.cc/2p4OJl)

ВСПОМНИТЬ ВСЁ

Позднее следствие установит: в первые дни войны связист Григорий Васюра попал в плен к гитлеровцам, добровольно перешел на их сторону, закончил школу пропагандистов, и уже спустя год работал в полиции оккупированного Киева, где через некоторое время и возглавил карательный батальон. Бойцов батальона, отличившегося особой жестокостью ещё в Бабьем ЯрУ, немецкое командование отправило в Белорусскую республику для борьбы с партизанами.

- Васюра очень искусно защищался, - продолжает Виктор Глазков, - Где надо – ссылался на забывчивость, или всё помнил в деталях, но только не Хатынь. Вот, например, он вспоминал, как они жгли другую деревню – Осовы. Васюра рассказывал, как шли к этой деревне, какая была погода, какой мост проходили. Он до деталей помнил, как сгоняли людей в хлев, как пытались его поджечь, но пошел дождь – и так далее, т.е. всё до мельчайших деталей. Что же касается Хатыни, то говорил, что даже названия такого не помнит.

ЖИВЫЕ СВИДЕТЕЛИ

На судебном заседание 86-го года в качестве свидетелей прошли двадцать шесть карателей. Их привезли в Минск со всего Советского Союза. Каждый из них к тому времени уже отбыл своё наказание за помощь немцам. Их до сих пор помнит журналист «Известий» Михаил Шиманский - единственный представитель печатного издания.

- Каратели, естественно Васюру узнавали – говорит Михаил Николаевич, - Они рассказывали, как он отдавал команды, какие это были команды, каким оружием пользовался и как добивал раненых. Опознали Васюру и несколько жителей близ лежащих деревень. Говорили, что он всегда ходил такой весь вычищенный, выбритый, потянутый, вообщем, настоящий эсэсовец. Нужно сказать, что зал вообще постоянно реагировал – люди всё время выкрикивали различные реплики и даже порывались учинить самосуд.

Один за другим показания давали уцелевшие свидетели – не только хатынцы, но и жители других деревень. Кстати, после трагедии в Хатыни, в живых осталось шестеро: Иосиф Каминский (именно его скульптура с погибшим сыном на руках сегодня является главным монументом мемориала), Антон Барановский, Александр и Андрей Желобковичи, а также Владимир и Софья Яскевичи. Ещё две девочки из Хатыни – Татьяна Карабан и Софья Климович – спаслись по чистой случайности – ушли в гости в соседние деревни.

- Впоследствии экскурсоводы также никогда не вспоминали, говорит Виктор Глазков, - что житель деревни по фамилии Иотко также не погиб. Полуобгорелый, он с тяжелейшими ожогами шел за карателями, и просил его пристрелить, так как мучаться не было сил. Они лишь улыбались ему в ответ и говорили, мол, зачем на тебя патроны тратить, ты и так через пару дней помрёшь как собака. Так и случилось – он умер через несколько дней.

Эмоциональное напряжение было настолько велико, что на процессе постоянно дежурил врач. Даже спустя десятки лет, свидетели вспоминали ужасающие детали зверств, как буд-то пережили их вчера.

- Когда каратели вошли в дом, я тихонько сидела в погребе с картофелем, вспоминает на митинге-реквиеме - жительница Хатыни Софья Яскевич, - каратели зашли в дом, увидели, что всё уже разграблено, и не стали никого искать – так я и спаслась.

- А я до сих пор как закрою глаза, - дополняет её уцелевший Виктор Желобкович, - так и вижу: догорающий сарай, обгоревшие трупы своих сверстников и семьи. Люди хоронят близких один раз, а я всю жизнь, как у раскрытой могилы.

ДОЛГОЖДАННОЕ ПРИЗНАНИЕ

Не смотря на неопровержимые свидетельские показания, Васюра продолжал отпираться, даже когда все улики были против него. Саму же трагедию в Хатыни следствие восстановило практически по минутам. Утром 22 марта группа партизан специально повредила линию связи фашистов. Кто были эти партизаны и к какому соединению относились – следствие так и не установило. Посему и в деле они шли как «группа партизан». Народные мстители засели в засаду и ждали тех, кто будет эту связь восстанавливать. Из посёлка Плещеницы на ремонт линии выехал грузовик с немцами, которые, помимо восстановления связи, должны были сопровождать шефа роты полицейского батальона Ханса Вельке. Кстати, Вельке был олимпийским чемпионом 1936-го года по метанию ядра, любимчиком Гитлера. Партизаны расстреляли две машины, Вельке и два бойца погибли на месте, остальные фашисты не пострадали.

После убийства Вельке, тут же по тревоге был поднят немецкий карательный батальон оберфюрера СС Дерливангера, который находился в соседнем посёлке Логойск, и тот самый 118-й карательный, которым и командовал Васюра. Когда батальоны приехали на место происшествия, то тут же начали искать виноватых. В начале расстреляли случайных дровосеков из деревни Козыри – тень подозрения в нападении на немцев сразу пала на них, но затем, по следам на снегу каратели пришли именно в Хатынь.

- Васюра до последнего не признавался, что был в Хатыни, говорит журналист Михаил Шиманский, - но когда понял, что отпираться уже бессмысленно, когда понял, что деваться ему некуда – бросил со злостью: «Да, я и Хатынь вашу жег! И я стоял у сарая и в упор расстреливал тех, кто пытался выжить!»

- Вместе с Васюрой хатынцев расстреливали именно каратели, - дополняет собеседника Виктор Глазков, - они стали вокруг сарая, расставили пулемёты. Кто-то строчил из них, кто-то из автоматов. Нам удалось максимально установить всех действующих лиц, которые уничтожили Хатынь и хатынцев – все они украинцы. Понимаете, здесь уже национальность не так важна, так как у предателей нет национальности и им нет оправдания. Это люди, которые приняли нацистскую идеологию, и которых сегодня мы называем фашистами.

Дело о начальнике штаба 118-го полицейского батальона Григории Васюре разбиралось более полутора месяцев, и заняло почти два десятка томов. Васюру признали виновным по всем пунктам обвинения, и приговорили к высшей мере наказания. В письмах советскому правительству, каратель просил заменить её на тюремное заключение, писал, что будет много работать и своим трудом – даже самым тяжким искупит свою вину. Но приговор оставили без изменения – расстрел.

За годы войны фашисты сожгли более шестисот белорусских деревень. 186 из них так и не восстановили. После окончания суда журналист Михаил Шиманский напишет большую статью о трагедии в Хатыни, где изложит все материалы судебного процесса. В «Известиях» его так и не напечатают, даже не смотря на перестройку – цитата – «по политическим и национальным соображениям». Правда о Хатыни станет известна только после распада СССР.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

История Хатыни не уникальна. Во время Второй мировой войны были сожжены заживо жители 628 белорусских деревень. 186 из них так и не были восстановлены.

В общей сложности, 118-й украинский полицейский батальон принял участие не менее, чем в 12 подобных карательных акциях.

Собрано из различных источников.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ МЕМОРИАЛ «ХАТЫНЬ». РЕКОМЕНДУЮ:
http://www.khatyn.by/

Ответ Дюкова на попытки переписать историю:

http://a-dyukov.livejournal.com/1121919.html

Украинские полицейские формирования:

http://www.warmech.ru/karateli/upa1.html

Позорная тайна Хатыни (2008):

http://vk.cc/2p4QKz


МАКСИМ  ЦУКАНОВ




Tags: Белоруссия, Хатынь, нацизм
Subscribe
promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment