?

Log in

No account? Create an account

eot_su


Сообщество «Суть времени» в Livejournal


Previous Entry Поделиться Next Entry
После дефолта: начало кланового передела
СССР-2061
forward2ussr wrote in eot_su



Евгений Примаков, пришедший на пост премьера сразу после дефолта, в сентябре 1998 г., сделал то, что только и мог (и хотел) сделать. Он заявил, что дефолт и антикризисные меры правительства не меняют курс реформ — они будут продолжены. И он провел хорошо известную антикризисную операцию быстрой валютной девальвации (к началу 1999 г. рубль подешевел в 4 раза).

Резкое опускание курса нашего рубля и связанная с этим инфляция, с одной стороны, приводили к обесцениванию сбережений населения и капиталов (деньги и акции предприятий) бизнеса, а также к снижению текущих доходов широких масс (зарплаты, пенсии, стипендии, пособия). Но, с другой стороны, товары и услуги российских производителей сразу становились конкурентоспособнее и на внутреннем, и на внешнем рынке.

Импорт становился в значительной части невыгодным (его приходилось ввозить за дорогие доллары), и в тех сегментах рынка, где еще сохранились российские производители, их товары занимали место импорта. Это позволило ряду отраслей промышленности «вздохнуть» и начать не только расшивать долги, неплатежи и бартер, но и получать какую-то прибыль. Хотя, конечно, это не могло не ударить по тем предприятиям, которые нуждались в обновлении своих основных фондов — требуемое оборудование в России уже почти не производилось, а на импортное оборудование подорожавших долларов просто не было.

Зато экспортерам (а это были именно крупнейшие кланы «псевдоолигархов») сразу стало раздолье: они платили зарплаты и производственные расходы в дешевых рублях, а за рубежом получали за свои товары (нефть, газ, металлы, лес, удобрения) полновесные дорогие доллары. И эти кланы, которые в ходе дефолта, как мы уже говорили, разорили и выбросили из своего пула «лишних», начали упоенно гнать за рубеж сырье и на свои экспортные доходы скупать подешевевшие при девальвации рубля российские активы. А заодно — делить эти активы с западными «партнерами» по операции «дефолт» — такими, как Браудер, о котором мы уже говорили ранее.

Напомню, что в олигархических кругах тогда в ходу было словечко «дербанить». Так вот, после дефолта и в ходе девальвации «выигравшие» в дефолте кланы начали дербанить российскую производительную собственность с особым усердием.

Никоим образом не собираюсь восхвалять постельцинский период развития России. Прекрасно понимаю и издержки бюрократически-коррупционных моделей, и небезупречность новых элитных кланов, потеснивших кланы старые, ельцинские. И тем не менее, поскольку сейчас нарастает тенденция к восхвалению проклинаемых ранее лихих 90-х и противопоставлению этих, ранее проклинаемых, а теперь прославляемых 90-х, всему, что связано с всевластием Путина, — давайте без восхвалений и проклятий, по возможности объективно раскроем содержание той постсоветской эпохи, на смену которой пришел — подчеркну еще раз — никоим образом не восхваляемый мною так называемый «путинизм».

Проводили ли в допутинский период лихие кланы ельцинской эпохи через Госдуму весьма специфические законы, позволявшие резко сокращать выплачиваемые налоги? Да, проводили, и это — несомненный факт. Включали ли эти кланы в ограбление России своих зарубежных партнеров? Еще как включали! Ведь чем являлись так называемые Соглашения о разделе продукции (СРП)? Согласно СРП, иностранная компания, инвестируя деньги в разработку месторождения, начинает делиться с Россией частью (как правило, незначительной) добываемого сырья лишь после того, как окупает свои затраты.

Вдумаемся, что это значит. Мало ли как можно раскрутить эти самые затраты и затянуть расплату с Россией! А сколько добываемого сырья можно упрятать в теневые потоки, так называемую неучтенку... А как можно сократить долю России, используя подвластную олигархии Государственную Думу... В итоге ведь можно никогда и ничего не выплатить. И, сведя бюджетные поступления к минимуму, обречь широчайшие слои населения на крайне жалкое прозябание.

«СРПшность» ельцинской олигархической экономики дополнялась ее ничуть не менее опасной «внутренней офшорностью».

Внутренние оффшоры — это российские регионы и города с льготным налогообложением. Крайне важно подчеркнуть, что в этих регионах и городах ельцинские олигархи нередко просто «покупали» местную администрацию и судебную власть, регистрировали свои офисы и фиктивные фирмочки и получали почти неограниченный простор для налоговых и других махинаций.

Все эти процессы, набиравшие обороты еще до дефолта, после него резко активизировались. И, что не менее важно, победившие олигархические кланы все решительнее заявляли о своих намерениях «дербанить» территорию. То есть «освобождать» Россию от некоторых ее частей вроде Чечни. Которые эти кланы, как и их западные партнеры, считали для страны «обременением».

Но другие кланы, делавшие в стране перестройку и последующую «маркетизацию», никуда не делись. Они, во-первых, тоже хотели доить российскую «государственную корову». И они, во-вторых, опасались, что часть победивших кланов «дербанит» слишком быстро и грубо. И, значит, дойная корова российской государственности может скоропалительно сдохнуть, а другой дойной коровы нет и не предвидится.

Эта проблема встала по весь рост весной 1999 г., когда НАТО развязал войну в югославском Косове, а кавказский сепаратизм начал резко активизироваться уже не только в Чечне, но и в Дагестане.

Президент Б. Ельцин делал жесткие заявления о НАТОвской агрессии, премьер Е. Примаков вел переговоры о поставках Сербии вооружений, но реальной помощи Сербии Россия не оказала. Более того, В. Черномырдин, назначенный Ельциным спецпредставителем России по урегулированию в Югославии, фактически уговаривал сербов сдаваться.

23 апреля 1999 г. НАТО собрал саммит в Вашингтоне. На саммите в альянс были приняты Польша, Чехия и Венгрия (то есть мощнейшая военная машина НАТО резко приблизилась к границам России!), а также была утверждена новая Стратегическая концепция НАТО, фактически распространяющая зону интересов альянса на любые регионы мира.

Ответным жестом России стал знаменитый марш-бросок российских десантников из Боснии в Косово 12 июня, с захватом стратегического аэродрома Слатина за несколько часов до того, как туда пришли войска НАТО. Этот жест в итоге завершился бесславным отступлением, поскольку нас сразу и больно «взяли» за внешний долг.

Долг России в кризис вырос до 220 млрд долларов (почти полтора тогдашних годовых ВВП страны). И после Слатины Парижский клуб стран-кредиторов России, а также Лондонский клуб банков-кредиторов России тихо объяснили олигархическим кланам российской власти, что в случае продолжения подобной международной активности России никаких отсрочек и реструктуризаций долгов уже не будет. А будут аресты российских зарубежных активов и экспортных счетов.

Именно подобные ситуации явно имел в виду цитированный мною ранее Джон Перкинс. Который в своей «Исповеди экономического убийцы» писал, что власти стран, которые США вовлекают в «долговую ловушку», могут быть использованы «для удовлетворения наших политических, экономических или военных нужд».

Этой же весной 1999 г. в клановой верхушке России обострилась борьба вокруг накаляющейся проблемы ваххабитского сепаратизма на Северном Кавказе. Кланы, ратующие за отделение региона от России, наращивали (и спецоперациями, и через свои СМИ) провоцирование этого отделения. 12 мая 1999 г. Б. Ельцин заменил на посту премьера Е. Примакова главой МВД С. Степашиным и поручил ему урегулирование на Кавказе.

Но уже 6 августа 1999 г. исламская шура Дагестана выпустила «Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан», а 7 августа крупные отряды Басаева и Хаттаба начали из Чечни массированное вторжение в Дагестан «для помощи дагестанским братьям».

9 августа Б. Ельцин назначил на пост премьера В. Путина. И началась контртеррористическая операция на Северном Кавказе — вторая чеченская война.

Ход этой войны и сопровождавшие ее подрывные действия части клановых групп (от прочеченской кампании в олигархической прессе до предательств, когда чеченские боевики напрямую получали данные о планах и передвижениях российских войск из Москвы) подробно обсуждались в СМИ и выходят за рамки нашей темы. Здесь же отметим, что именно обнажившаяся во время второй чеченская войны слабость России, вкупе с остро осознанной проблемой слишком болезненной зависимости кланов и их власти от внешнего долга, стала одним из главных поводов для большой трансформации российского кланового рельефа. Той самой, которая и именуется путинизмом.

Романтизация этой трансформации недопустима. Но, выводя романтизацию за скобки, можно с уверенностью утверждать, что цели и суть данной трансформации вкратце сводятся к следующему:

1) окоротить безоглядное раздербанивание России распоясавшимся постдефолтным клановым пулом и его зарубежными подельниками, поскольку такое раздербанивание уже явно ставило под вопрос сохранение «дойной» российской государственности;

2) более «справедливо» переделить реальную власть (и, соответственно, «пространство доения») между кланами;

3) превратить это доение в упорядоченный и подконтрольный процесс, гарантирующий «предмет доения» от быстрой и неожиданной кончины как по внутренним (окраинный сепаратизм, голодные бунты населения и пр.), так и по внешним (силовой нажим НАТО, долговая кабала) причинам.

О главных деталях той клановой трансформации (происходившей в классическом стиле, который когда-то У. Черчилль определил как драку бульдогов под ковром) — мы, видимо, узнаем еще не скоро. Отмечу, что некоторые осведомленные злые языки утверждали, что в этой властной спецоперации кланы с преобладанием спецслужбистов решили и сумели потеснить кланы с преобладанием бывшей партхозноменклатуры.

Так ли это, до конца неясно. Ясно лишь, что те кланы, которые запустили эту трансформацию, сделали ставку на В. Путина. И что начали они процесс кланового передела уже в ходе второй чеченской войны, в начале 2000 г., предвыборным обещанием В. Путина «уничтожить олигархов как класс».

Олигархи отреагировали быстро. Уже в конце января 2000 г. в программе «Куклы» на НТВ В. Гусинского начинается серия предельно оскорбительных выпусков по сказочным и историческим сюжетам, в которых Путин изображается беспомощным творением этих самых олигархов и их СМИ. Так, в первой из этих программ «Крошка Цахес», кукла-волшебник с лицом Березовского, волшебством СМИ превращает глупую куклу с лицом Путина в гения и любимца публики. А далее крупнейшие олигархические СМИ резко наращивают кампанию дискредитации власти вообще и Путина в частности по всем основаниям: война в Чечне, кризис экономики и т. д.

В июне 2000 г. Владимира Гусинского (команда которого в СМИ особенно усердствовала, обвиняя Россию в геноциде чеченцев и призывая отделить Кавказ) вызвали в Прокуратуру по подозрению в хищении 10 млн долларов при приватизации компании «Русское видео». И посадили в тюрьму на три дня (затем освободили под подписку о невыезде). А через полтора месяца, когда с него сняли обвинение «за отсутствием состава преступления», Гусинский навсегда покинул Россию.

Западная пресса по этому поводу подняла очень громкий вой об уничтожении российской властью свободы слова и независимой прессы. А СМИ Гусинского (НТВ, «Эхо Москвы» и др.) начали с удвоенной энергией «поливать» власть и за Чечню, и за «ущемление свободы слова», и за катастрофы августа 2000 г. (трагическая гибель подлодки «Курск», пожар на Останкинской телебашне).

Россия ответила объявлением Гусинского в международный розыск. И в декабре 2000 г. — марте 2001 г. он оказался под арестом в Мадриде по российскому обвинению в мошенничестве с кредитом «Газпрома». После чего медиаимперия Гусинского начала сыпаться и постепенно, акционерными долями, переходить в руки других кланов.

К Борису Березовскому, который с середины 90-х годов играл в российском олигархическом пуле ключевую роль, власть начала предъявлять обвинения в мошенничестве в компании «Логоваз» еще в 1999 г., во время премьерства Е. Примакова.

СМИ Березовского (ОРТ, ТВ-6, «Независимая газета» и др.) также отреагировали на угрозы Путина в адрес олигархии резкой эскалацией атак на власть. Причем во время катастрофы «Курска» телеканал ОРТ особо усердствовал в обвинениях Путина в том, что верховный главнокомандующий не может не только спасти людей, но даже отреагировать на их беду по-человечески.

Березовскому также было предъявлено несколько обвинений в мошенничестве и отмывании денег, и он также вскоре оказался за границей. В сентябре 2001 г. он по этим обвинениям был объявлен в розыск, а далее попал еще и под следствие по «местным» обвинениям в Швейцарии и Бразилии. Его медиаресурсы, а затем и другие активы («Сибнефть», алюминиевые заводы) также постепенно перешли под контроль других олигархических кланов.

Проводя эти «показательные операции», обновленный «высший клановый пул» заодно начал демонстрировать решимость остановить безоглядный «дерибан». В том числе, выстраивая то, что назвали вертикалью власти — административной и экономической.

Об этом — в следующей статье.


promo eot_su february 26, 2015 13:13 43
Buy for 10 000 tokens
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…

  • 1
Имхо:
Девальвация - это не осознанная политика Примакова, а естественная реакция на дефолт.
Сдерживание курса рубля (девальвирование) было в основе финансовой политики до дефолта и после (в т.ч. сейчас) - ибо это стимулирует экспорт (нефть-газ) и увеличивает поступление в бюджет.

Насчёт "естественности" всё не так однозначно. Всё-таки финансовая система это не сорняк в поле, сама по себе не растёт и не цветёт. Было принято решение и с этим решением согласились. А могли бы и не соглашаться. Например, когда гиперинфляция самого начала 90-х была "потушена" среди прочего, практически полным прекращением финансирования бюджетной сферы, в том числе, армии и ВПК, и вообще социальных выплат.

Не было выбора, соглашаться или нет. После объявления дефолта начался полномасштабный кризис. Как, примерно, после отпуска цен в начале 92-го. Процесс пошел неуправляемо.
Между прочим, объявляя дефолт, власти полагали, что курс упадет с 6,3 примерно до 8-9 руб/доллар. Этот вопрос обсуждался в Думе непосредственно перед дефолтом. А снижение курса рубля там лоббировали экспортеры (в частности Черномырдин, который в интервью после заседания Думы и называл эти цифры). Только эта молодежь во власти думала, что она без проблем будет контролировать ситуацию (как когда-то думал Горбачев) - они не просчитали реакцию общества и переоценили свои силы. Вот и получилась катастрофическая картина.
А положительный эффект для экономики, наших производителей, действительно, был. Но это было неожиданно для инициаторов дефолта. Позже они стали оправдывать свое решение о дефолте этим положительным эффектом, изображая, что они его планировали и чуть ли не из-за него устроили дефолт.

Кризис - да. Я хорошо помню это время. Фанансовый кризис был запущен, думаю, не вполне естественным путём - в тот момент, когда банки перестали выдавать вклады. И первыми из них были такие, как "Менатеп" и банк Смоленского, владельцы которых сознательно "обанкротили" их. Практически сразу после этого люди ринулись за вкладами во все банки. Кризис начался...

Отсрочка катастрофы?

Думаю,что за счет разграбления России тогда состоялась отсрочка катастрофы мирового капитализма. Сейчас за счет чего/кого будет организована эта отсрочка? Думаю теракты в Волгограде однозначно указали на направление главного удара. Смычка всех темных сил происходит для формирования фигуры "Свинья" и движения в час "Х" в нашу сторону.

Re: Отсрочка катастрофы?

Причем это не скрывается.

Re: Отсрочка катастрофы?

Полностью согласен.

А почему не указан источник и автор?

  • 1