eot_su


Сообщество «Суть времени» в Livejournal


Previous Entry Поделиться Next Entry
IN MEMORIAM: БОЛГАРИН
мауриц корнелис эшер хаос и порядок
friend wrote in eot_su


Вольга, командир ОТГ «Суть времени»:

Игорь выделялся спокойствием, которое является не результатом сдержанности, а результатом отношения к жизни. Парень, безусловно, скромный, он себя не выпячивал. И в то же время сказать, что он был незаметен, — тоже нельзя. За ним всегда чувствовался некий вес, личность. Там был характер.

Этот характер явно проявился, когда встал вопрос о том, что ребят надо встряхнуть, мобилизовать. Они собрались из разных городов Украины, и уже сама эта ситуация была для них довольно-таки стрессовой... Кроме того, изначально вообще не было плана брать в руки оружие. Все ребята были образованные, все ориентировались на информационную работу. Но была середина июля, Стрелков уже сдал все позиции и открыл коридор на Донецк. Нельзя было сказать со стопроцентной уверенностью, что город не придется оборонять непосредственно в его черте... И не для того, чтобы отобрать более подготовленных людей, а просто для того, чтобы вывести коллектив из некоторого ступора, я проводил тренировки. Давал нагрузку такую, чтобы было тяжело всем, даже подготовленным. Игорь, закусив губу, держал эту нагрузку. Он потом падал, но делал всё в спокойном режиме, сколько надо.

В этом проявился его характер. Он, с одной стороны, человек спокойный. А с другой стороны — человек, встающий на путь и идущий, идущий, идущий.

Ольга, член донецкой ячейки «Сути времени»:

Игорь Юдин был координатором нашей донецкой ячейки. Светлый, положительный человек. Очень верил в то, чем занимается. Когда начались все эти события — Донецкая народная республика, — он в этом участвовал с самого начала. Практически жил в здании Верховного Совета. Мы его выгоняли: «Игорь, съезди домой, поспи, ты же, посмотри, не стоишь на ногах!» А у него глаза горели, он говорил, что мы присутствуем при историческом моменте: «Смотрите, будем внукам рассказывать!»

Очень смелый был человек, не боялся свое мнение высказывать, не боялся, что его кто-то осудит. Когда нужно было, он не спорил — брал и делал то, что требовалось от него. А потом пошел воевать. Пришла беда на нашу землю, фашизм, — и он пошел защищать землю. Говорил, что не сдаст Донбасс. Он его не сдал.

Марс, командир 2-го отделения ОТГ «Суть времени»:

Болгарин был первым человеком, которого я вообще встретил здесь, в Донецке. Он всех, прибывавших из других городов в Донецк, лично встречал. Мы договорились, что он и меня встретит. И вот приезжает депутат ДНР. Я смотрю — смешной такой депутат, такой интеллигентный-интеллигентный, лицо, очки в тонкой оправе...

Лом, пулеметчик:

Игоря я знал с прошлой зимы. Светлый мальчишка. Всегда лез вперед и... просто бывает, что лучшие уходят, а мы остаемся. Игорь был депутатом первого созыва. Мы были с ним на всех первых заседаниях в ДонОГА. И до такой степени ему это нравилось...

Кроме того, он так близко к сердцу воспринял призыв Сергея Ервандовича, что мы должны переделываться из «зайчиков» в «ежиков»... Он нас всех теребил постоянно: надо что-то делать, чтобы мы стали «ежиками». Ну не то что заводилой был, но пытался нас подтолкнуть. Даже если у него у самого не получалось, слушая его, мы старались становиться «ежиками»... Вот — «ежики», на данный момент...

Матрос, командир 1-го отделения ОТГ «Суть времени»:

Игорек сразу показал себя как хороший стрелок, после первых наших стрельб. Стрелял очень метко. Светлый, чистый, открытый человек. Входил в костяк нашей группы. С самого начала участвовал активно во всех событиях, митингах, шествиях, захватах. Был депутатом, совмещал общественную деятельность и боевую подготовку, работал в Информцентре... Успевал по всем фронтам. В принципе, это у него получалось. Очень тянулся к знаниям. Но, по-моему, ему было интересно быть со всеми ребятами в строю, делить все трудности и тяготы. Поэтому в итоге он остался в боевой группе.

Кот, сотрудник Информцентра «Сути времени»:

Болгарин — тонкий юноша, интеллигентный. Казалось бы, автомат в его руках совсем не глядится. Не вписывается автомат в его облик...

Может быть, не все помнят, но Болгарин начинал в Информцентре. Он стал хорошим монтажером, позже в составе небольшой группы наших ребят он ездил в Ростов и обучался там операторскому мастерству. За его плечами несколько хороших роликов, в некоторых из них он сам выступал в качестве ведущего. Но ему хотелось воевать. И он добился того, чтобы уйти в боевую группу. Этот хрупкий юноша всегда добивался того, чего хотел.

Анатолий, член донецкой ячейки «Сути времени»:

Когда я пришел в «Суть времени», он еще не был координатором донецкой ячейки. Но сразу было заметно, что он очень активный участник «Сути времени».

Человеком он был очень хорошим. Все говорят, что он был светлым, — это истинно так, и так оно и было. Он всегда верил в идею. Мы проводили антибандеровские выставки. Помню, он очень ответственно относился к организации этих выставок. Светлая ему память. Таких бы людей побольше в «Сути времени» — мир стал бы лучше.

Кош, стрелок:

Болгарин — душа компании, простой, легкий в общении, очень умный. Его очень сильно не хватает. Он был радистом. Когда мог, он острил, подкалывал. Если находился в нашей радиорубке — там было весело, там постоянно были улыбки.

Вольга, командир ОТГ «Суть времени»:

Он не любил войну, не был каким-то там брутальным типом, который хотел самоутвердиться. Человек, который жил без пафоса... не знаю, как назвать его состояние, мне не хватает слов... Ну, такой вот, очень мирный, очень добрый человек. При этом умеющий за себя постоять.

Литейщик, стрелок:

Болгарин был такой интеллигентный мальчик. Никогда особо он не кичился, что он там воин великий какой-то... Всегда он представлялся таким, каким он был. Просто он осознал, что нужно идти на войну, и пошел. Это не было его призванием. Он был предназначен к другому, но раз Родина в опасности и нужно было, он взял и пошел. Отрешился от всего — и сделал шаг вперед. Он до конца шел. Просто до конца.

Буквально за несколько дней до 17 января он мне зачитывал беседы с Сергеем Ервандовичем, лекции с зимней Школы Высших Смыслов — он их конспектировал. Объяснял мне каждый тезис очень вдумчиво. Было видно, что он этим живет. Конечно, был воодушевлен всем и умер как герой — тоже с воодушевлением.

Петька, стрелок:

Еще сидя дома, за компьютером, я увидел ролик, в котором Болгарин, будучи тогда депутатом, рассказывал о гуманитарке... В каком-то смысле именно это сподвигло меня приехать в Донецк — ведь тут ребята уже борются, уже участвуют в процессе. Когда я увидел его на видео, он уже был состоявшийся человек — человек с большой буквы, борец.

Позже, когда я сюда заехал, он оказался первым человеком из Донецка, с кем я общался о «Сути»... Сразу заговорили об учебниках. Потом — обо всем. Мы часами сидели, я ему что-то рассказывал, какие-то документальные фильмы показывал, мы их обсуждали... У меня ни с кем такого контакта не было среди ребят местных. На последней зимней Школе Высших Смыслов мы каждый вечер после лекций с ним разговаривали. Много было эмоций...

Марс, командир 1-го отделения ОТГ «Суть времени»:

За день до отъезда в Москву на зимнюю школу мы как раз сидели с Болгарином. А Болгарин же был радист. Уже часа два ночи, вроде и спать хочется, и как-то... ни туда и ни сюда. А он сидит на рации — дежурит, смену свою стоит. Начали разговаривать... В общем, очень интересно поговорили.

Половина разговора была о снах, о природе снов, о том, что есть сны, которые снами не являются. И он рассказывал, что где-то за год до всех этих событий у него был сон. Вот буквально, говорит, как будто просыпаюсь — и не понимаю, что такое... Начинает материализовываться какое-то изображение. Потом оно с каждым мигом проступает всё явственнее и явственнее — свастика, такая огромная... И я, говорит, проснулся — ну не в ужасе, но в очень нехорошем настроении...

А потом мы стали говорить о том, что такое судьба. И разговор у нас как-то плавно вышел на тему отношений с людьми, которые по-настоящему нами любимы. Конкретно о женщинах шла речь. Удивительно! Вот он рассказывал о себе: я, говорит, вообще всю жизнь прожил на чемоданах. Ну, он не мыслил такими категориями, как дом, семья. Он говорит, что в нем постоянно жило такое ощущение, что буквально, может, через две минуты придется куда-то ехать. Вот не знаешь, что произойдет, никаких вроде нет предпосылок, а вот как-то так. И я, говорит, так жил годами.

Я ему: «Ты знаешь, и у меня так, просто слово в слово. Дошел до такого минимализма — все вещи умещались в чемодан». Хотя опять же никаких предпосылок не было.

Он говорит: «Отношения с женщинами... ну они ж как бы требуют какого-то логического продолжения — семья, дети... А я, — говорит, — такими категориями не мыслил. Не потому, что я их не люблю, а потому, что вот это я ощущаю явственно».

И вот затронули мы эту тему, что встречаются люди на пути жизненном, с которыми как бы вроде судьба сводит, но по каким-то причинам оно не складывается... А тут выясняется, что девушка его живет в Москве. И когда мы ехали с зимней школы в Москву, он нас в поезде буквально замучил. Он всё пытался выяснить, сколько времени сможет выкроить перед обратной дорогой из Москвы в Ростов. Ему раз, наверное, десять подробно, спокойно объяснили, что у него пять часов, из них два часа на дорогу — остается три... Он каждый раз кивал, но был отрешенный слегка. У него, видно, никак не складывалось что-то в его планах с этими вот тремя часами...

В результате он опоздал на самолет, причем опоздал он на два часа, и искренне говорит: «Вы не могли бы его задержать?» А самолет действительно задержали на взлетке. И Газетчик ему: «Да не вопрос! Через забор перелазь, а мы двери откроем, всё нормально». Ну, всё. И видно он там остался ночевать.

В общем, приехал сюда... Сколько знаю Игоря, у него и обязательность, и тонкое душевное устройство, и чувство вины какое-то... А тут — ни грани раскаяния. Такое же отрешенное лицо.

Я его спрашиваю (как раз сидит товарищеский суд, и он заходит с чемоданами) с укоризной (мы переживали за него, волновались): «Ну что это такое? Ну военный ты или не военный?» И он всё такой вот: «Да-да, я виноват... Ну вот так вот, да-да».

Я говорю: «Игорь, ну оно хоть того стоило?»

Он говорит: «Да!!!» (Смеется.)


Источник – http://gazeta.eot.su/article/memoriam-bolgarin

промо eot_su февраль 26, 2015 13:13 43
Разместить за 10 000 жетонов
25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей. В этом номере газеты их последний бой и их самих вспоминают боевые друзья. памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года Вольга, командир Отдельной…

  • 1
Вечная память и вечная слава. Человек, у которого дела не разошлись со словами.

Не важно как ты жил, важно как ты умер.

твоя жизнь Игорь с нами была короткая, но яркая и счастливая. Сейчас ты перешел в новую сущность. Сейчас ты в строю с теми великими воинами, которые всегда бились со Злом и побеждали его!

За пример настоящего героизма приходится дорого платить. Покойся с миром.

Живи вечно - в нашей памяти!

Забыть - значит предать...

А.Т. Твардовский,
"В тот день,когда окончилась война."
.
В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.

В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.

До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.

Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.

И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.

Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.

И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.

Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;

И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;

И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,

Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.

Со всеми - пусть не равен их удел,-
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.

Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ,-
Со всеми, до единого со всеми.

Простились мы.
И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.

Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.

И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.

И нам уроки мужества даны
В бессмертье тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были,-

Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?

И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобренья или их упрека!

Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.

К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
К вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.

Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы - мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.

В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.

Я ваш, друзья,- и я у вас в долгу,
Как у живых,- я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,

Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых,-
Я ваш укор услышу бессловесный.

Суда живых - не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья."

1948

настоящий герой.
Вечная память, Игорь!

а как он погиб?
Вечная Память. Такой светлый мальчишка...

Смотришь на лица этих ребят, и понимаешь - у героя должны быть такие лица...

бесполезный человечишко,не сумевший в жизни ничего добиться,всю жизнь проживший на чемоданах несмотря на то, что ехать ему никуда не нужно было-он был лишним везде. и тут случилась заварушка и тысячи одурманенных решили вырваться из серого убогого существования в провинции.ради этого они были готовы убивать.но убили их. и поделом! Слава Украине!)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account